Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Главная arrow Статьи arrow Марк Леви. Дети свободы

Марк Леви. Дети свободы

Когда война приходит к тебе в дом, нужно прятаться. Так думает большинство. Когда прятаться больше некуда, нужно сражаться. Или сдаваться на милость врагу — кому как больше нравится. Если все сдадутся — война закончится, но как после этого ты сможешь посмотреть в глаза окружающим тебя людям? Значит все таки нужно забыть об опасности, стиснуть зубы и идти вперед. Так решили юные герои этой книги. Маленькие дон кихоты, соль земли, те, благодаря кому поля и луга перестали орошаться кровью, те, кто не пожалел своей жизни. В то время как Вторая мировая бушевала в Европе, каждый из них выпустил свою, единственную пулю в полчища неприятеля. Но таких пуль было много, и получился довольно-таки внушительный залп. Неприятель почувствовал это и взревел от боли. А наши герои знали только одно: если ты не можешь сделать много, сделай хотя бы малое, но останься человеком. И мужественно сложили свои головы. А те, кто остался в живых, рассказали о войне своим детям. И один из этих детей написал книжку, почти полностью основанную на реальных событиях.
В романе речь идет о подвигах юных участников французского Сопротивления в годы войны. Поначалу все складывается хорошо. Бойцы совершают свои акции, пробивая значительные бреши в тылу врага. Они убивают офицеров, взрывают паровозы, распространяют листовки, перевозят оружие, пытаются вытащить своих товарищей из тюрьмы и так далее. Поначалу всё сходит им с рук. Молодые партизаны опьянены своими маленькими победами. Они даже умудряются влюбляться друг в друга, хотя это и запрещено: ведь если один из влюбленных попадет в лапы к фашистам, он скорее разболтает секрет, чтобы спасти свою вторую половинку.

Тем не менее, приходит время, и вся бригада попадает в тюрьму. Начинается самое страшное. В тюрьме то и дело кого-то расстреливают, и каждый день бойцы ожидают смерти. Но начальство думает по-другому. Ребят решают отправить в Дахау, для этого выделяется специальный поезд. В нечеловеческих условиях едут они навстречу гибели. А в это время союзники уже начинают освобождать Францию, и нашим героям остается только гадать, успеет ли поезд пересечь границу до того, как в поле зрения появятся союзники.

«Дети свободы» — действительно страшная книга. Все ужасы, которые принесли миру фашисты, показаны здесь. С этой позиции роман написан вполне убедительно.

Но лично меня смутили два момента, которые, на мой взгляд, требуют комментария. Нисколько не умаляя достоинств этой прекрасной книги, я обратил внимание вот на что. «Мы не убили ни одного невинного и даже ни одного из тех, кто творил зло по глупости». Это слова бойца Сопротивления. Учитывая размах акций, которые описаны в книге, в том числе и взрыв в ресторане, невозможно поверить в эти слова. Революцию не делают в белых перчатках. Так не бывает. Невинные, как это ни ужасно, страдают всегда. Значит, автор попросту замолчал этот момент, идеализировал Сопротивление. Я не могу поверить в то, что в результате всех акций, проведенных бойцами, не погиб ни один невинный человек.

Второй момент касается надуманной пассивности гестаповцев, которые терпеливо сносят убийства своих офицеров. Мы хорошо знаем, что, например, в России, на Украине, в Белоруссии смерть одного фашистского офицера влекла за собой казнь множества невинных людей. Эсэсовцы сжигали целые деревни в ответ на вылазки партизан. А в романе Леви молодые люди совершают свои убийства вообще безнаказанно, если не учитывать того, что их (но только их!) за это сажают в тюрьму. Фашисты не могли вести себя настолько пассивно, тем более, что в конце книги сам автор пишет о том, как они стреляли по окнам домов в деревнях, мимо которых двигался поезд смерти.

Вот почему Леви не вполне меня убедил своим романом.

Впрочем, кое о чем он говорит начистоту. Вот, например, слова офицера Сопротивления, который отказывается предупредить бойцов о том, что на них начата облава: «…теперь ситуацию следует оценивать с позиции здравого политического смысла. Мужчины и женщины, о которых идет речь, все сплошь венгры, испанцы, итальянцы, поляки и так далее; короче говоря, все они или почти все — иностранцы. А когда Франция будет освобождена, желательно, чтобы в Истории войны говорилось о том, что эту свободу завоевали именно французы». Что тут скажешь? — подлецы были и среди своих.

В заключение я хотел бы процитировать слова Эрнеста Хемингуэя из его предисловия к одному из своих лучших романов: «Называется эта книга “Прощай, оружие!”, а кроме первых трех лет после того, как она была написана, в мире почти все время где-нибудь да идет война. Многих тогда удивляло — почему этот человек так занят и поглощен мыслями о войне, но теперь, после 1933 года, быть может, даже им стало понятно, почему писатель не может оставаться равнодушным к тому непрекращающемуся наглому, смертоубийственному, грязному преступлению, которое представляет собой война».

Марк Леви не остался равнодушным. Не оставил он равнодушным и меня. И я надеюсь, что среди читателей его романа тоже не будет равнодушных людей.
 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту