Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

115

        — Наверное, у вас не выходит из головы тот сумасброд, что торчал в вашей палате. Я уже иодумывал госпитализировать его как невменяемого, но ограничился тем, что обезвредил. Если бы я позволил ему все рассказать вам, с вас сталось бы устроить для очистки совести сеанс гипноза! Я вывел вас из комы не для того, чтобы вы по собственной воле снова в неё впали.

        — Вздор! — крикнула Лорэн, стукнув кулаком по столу профессора Фернстайна. — Скажите мне правду!

        — Вам хочется правды? А вы знаете, что правда — нелёгкое дело?

        — Для кого?

        — Сейчас для меня! Пока я поддерживал вашу жизнь в палате, он якобы жил с вами гдето ещё! Ваша мать утверждала, что до вашего несчастного случая он не был с вами знаком, но, когда он говорил со мной о вас, каждое его слово доказывало обратное. Хотите услышать самое невероятное? Он был настолько убедителен, что я чуть не поверил в эту басню.

        — А если это было так?

        — В томто и дело, это выше моего разумения!

        — И изза этого вы всё это время мне лгали?

        — Я не лгал вам, а берег от вопросов, на которые никто не сможет ответить!

        — Вы меня недооценивали.

        — Это случилось впервые, не станете же вы упрекать меня за это?

        — Почему вы не пытались понять?

        — Легко сказать! Это я себя недооценивал. У вас впереди вся жизнь, вы сможете загубить свою карьеру ради того, чтобы разобраться в этой загадке.

        Я знал нескольких блестящих студентов, которые пытались сделать прогресс медицины слитком стремительным. Все они свернули себе шеи. Когданибудь вы поймёте, что в нашей профессии гениальность проявляется не в том, чтобы раздвинуть рамки познанного, а в том, чтобы суметь это сделать так, чтобы не поколебать ни мораль, пи существующий порядок.

        — Почему бы тогда не попробовать?

        — Потому что вы будете жить долго, а я скоро умру. Простое уравнение с временем.

        Лорэн замолчала. Она смотрела на своего старого учителя, с трудом сдерживая слёзы.

        — Я вас умоляю! Избавьте меня от этого! Именно поэтому я хотел вам написать. Мы провели вместе чудесные годы, и я не хочу, чтобы вы вспоминали меня достойным жалости стариком.

        Лорэн обошла стол и крепко обняла фернстайна. Он так и остался стоять, уронив руки. Немного погодя он неуклюже высвободился, сам обнял ученицу и зашептал ей на ухо:

        — Вы моя гордость, мой крупнейший успех, никогда не сдавайтесь! Пока будете существовать вы, я продолжу жить через вас. Позже вам надо будет заняться преподаванием, у вас хватает для этого и широты, и таланта. Единственный ваш враг — характер, но со временем он сгладится. Посмотрите хотя бы на меня! Знали бы вы меня в вашем возрасте… А теперь уходите и не смейте оглядываться!

        Изза вас мне хочется пустить слезу, но я не желаю,чтобы вы это видели.

        Лорэн стиснула Фернстайна изо всех сил.

        — Как же я без вас? С кем мне теперь ругаться? — спрашивала она, всхлипывая.

        — Рано или поздно вы выйдете замуж.

        — В понедельник вас уже не будет?

        — Я ещё не умру, просто уеду. Мы больше не увидимся, но, уверен, часто будем друг о друге думать.

        — Я столько вам должна!

        — Нет, — возразил Фернстайн,

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту