Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

111

спальню. Пяткой она закрыла за собой дверь.

       

* * *

       

        Профессор Фернстайн внёс чемодан Нормы в шикарный номер отеля «Вайн Кантри Инн». Уже много месяцев назад они договорились, что побалуют себя поездкой в долину Напа. Пообедав в Сономе, они продолжили путь, миновали Калистогу и остановились на ночь в СентЭлен. Принятое решение следовало отметить. Накануне Фернстайн написал заявление председателю совета Мемориального госпиталя, в котором сообщал о своём намерении выйти в отставку на несколько месяцев раньше. В другом письме, в дирекцию службы «неотложной помощи», он рекомендовал как можно быстрее принять доктора Лорэн Клайн в штат, ибо будет достойно сожаления, если талантами его лучшей ученицы воспользуется какаянибудь другая клиника.

        В следующий понедельник они с Нормой вылетали в НьюЙорк. Но, прежде чем вернуться в город, где он родился, профессор решил насладиться последними деньками в Калифорнии.

       

* * *

       

        Ровно в девять вечера Джордж Пильгез подвёз Наталию к дверям 7го полицейского участка.

        — Я собрал тебе поесть, найдёшь в сумке.

        Она поцеловала его в губы и вылезла из машины. Пильгез опустил стекло и, когда она была уже на ступеньках участка, выкрикнул ей вслед:

        — Если ктонибудь из моих бывших сослуживцев станет допытываться, кто испёк эти вкуснейшие печеньица, ты не выдавай секрет. Двое суток можно продержаться…

        Наталия помахала ему рукой и скрылась в здании. Пильгез посидел немного неподвижно, размышляя, что же делает одиночество таким невыносимым — праздность или возраст. «Скорее всего сочетание того и другого», — решил он, трогаясь с места.

       

* * *

       

        Ночь выдалась звёздная. Лорэн и миссис Клайн прогуливались с Кали вдоль пристани с яхтами.

        — Какой роскошный ужин! Давно я так не пировала. Спасибо.

        — Я хотела тебя пригласить, почему ты не позволила мне расплатиться?

        — Потому что на это ушла бы вся твоя зарплата, а ещё потому, что я твоя мать.

        В маленьком прогулочном порту скрипели на лёгком ветру ванты парусников. Было тепло. Миссис Клайн бросила подальше палку, которую несла, и Кали побежала за ней.

        — Ты хотела отпраздновать хорошую новость?

        — В общемто нет, — ответила Лорэн.

        — Чем тогда вызван этот ужин?

        Лорэн остановилась и, глядя матери в лицо, взяла её за руки.

        — Ты не замёрзла?

        — Не то чтобы очень, — ответила миссис Клайн.

        — Окажись я на твоём месте, я приняла бы такое же решение. Если бы смогла, то сама бы тебя об этом попросила.

        — О чём бы попросила?

        — Отключить приборы!

        Глаза Эмили Клайн наполнились слезами.

        — Ты давно знаешь?

        — Мама, я больше не хочу, чтобы ты за меня боялась, у каждой из нас свой характер, мы разные, и наши жизни не будут одинаковыми. Я иногда срываюсь, зато никогда тебя не осуждала и не буду осуждать. Ты моя мать, такой ты живёшь в моём сердце, и что бы с нами ни случилось, ты сохранишь это место в нём л,о конца моих дней.

        Миссис Клайн обняла дочь, Кали вернулась большими прыжками, чтобы ревниво втиснуться между двумя женщинами: ей тоже полагалось собственное место.

        — Хочешь, я

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту