Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

100

села рядом с Лорэн.

        — Слушаю тебя.

        — Знаю, мой вопрос покажется тебе странным. Скажи, возможно ли, чтобы пациент из палаты 307 сбежал днём незаметно для тебя? Обещаю, это останется между нами.

        — Уточни вопрос! — потребовала Бетти гневным тоном.

        — Ну, не знаю… Может, он оставил вместо себя в койке одеяло и улизнул на несколько часов без твоего ведома? С него ведь станется?

        Бетти покосилась на тазик у раковины и подняла глаза к потолку.

        — Мне стыдно за тебя, дорогая моя!

        В боксе снова появился Стерн.

        — Вы совершенно уверены, что мы с вами нигде не виделись? Я стажировался здесь пять лет назад…

        — Выйдите! — приказала Бетти.

       

* * *

       

        Профессор Фернстайн посмотрел на часы.

        — Пятьдесят четыре минуты! Можете его будить. — И он отошёл от операционного стола, затем простился с анестезиологом и покинул операционный блок в дурном настроении.

        — Что это с ним? — спросил Гранелли.

        — Усталость, — грустно ответила Норма.

        Медсестра приступила к перевязке, в то и рем я как Гранелли возвращал Артура к жизни.

        Дверцы лифта открылись в приёмном покое «неотложки». Фернстайн быстрым шагом прошёл по коридору. Его внимание привлёк голос, доносившийся из одного бокса; он подозрительно заглянул за занавеску и обнаружил Лорэн, сидевшую на койке и беседовавшую с Бетти.

        — Что происходит? Вам запрещено появляться в госпитале, чёрт возьми! Вы были уволены и пока не восстановлены в вашей должности!

        — Я здесь в качестве пациентки.

        Фернстайн смотрел на неё недоверчиво. Лорэн гордо задрала ногу, и Бетти подтвердила профессору, что только что ей наложили на пятку семь швов.

        — Вы на все способны, лишь бы доставить себе удовольствие и поступить мне наперекор, — про ворчал Фернстайн.

        Лорэн собиралась чтото ответить, но Бетти, сидевшая к профессору спиной, сделала большие глаза, принуждая её молчать. Фернстайн уже ушёл, из коридора донеслись его шаги. Он пересёк зал и властным голосом предупредил дежурную на телефоне, что уезжает домой и что его нельзя беспокоить,пусть далее сам губернатор Калифорнии, делая гимнастику, сломает себе челюсть.

        — Чем я перед ним провинилась? — потрясённо спросила Лорэн.

        — Он просто по тебе соскучился! Как только он тебя выгнал, все ему стало не так. Здесь его все раздражают, кроме тебя.

        — Раз так, я бы предпочла, чтобы он меньше по мне скучал. Слышала, как он со мной говорил?

        Бетти собрала лишние бинты и стала укладывать их в ящик рабочего столика.

        — Про тебя, дорогая моя, тоже не скажешь, что ты проглотила язык! Перевязка закончена, скачи куда хочешь, только на этажи госпиталя тебе ходу нет.

        — Думаешь, его вернули в палату?

        — Кого? — спросила Бетти с притворным недоумением, закрывая дверцу аптечной полки.

        — Бетти!..

        — Пойду посмотрю, но ты должна поклясться мне, что уберёшься отсюда, как только я выполню твою просьбу.

        Лорэн согласно кивнула, и Бетти удалилась.

        Фернстайн пересёк стоянку. В нескольких метрах от автомобиля у него снова начался приступ сильной боли. Он впервые почувствовал боль во время операции. Он знал, что

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту