Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

94

клешнями, очищенными для неё добрым рыбаком. Артур восторженно наблюдал за её весельем. Она запила эту походную трапезу тремя полными бокалами каберне «совиньон» из НаппаВелли, облизала пальцы и повисла на рукаве у Артура с виноватым видом.

        — Кажется, я испортила нам ужин, — сказала она — шоколад меня убьёт!

        — Помоему, вы уже немного навеселе.

        — Не исключено. То ли море штормит, то ли меня качает.

        И то и другое. Продолжим прогулку. Он увёл её подальше от толпы и усадил на скамейку, освещённую одиноким старинным фонарём. Лорэн положила руку Артуру на колено и набрала в лёгкие свежего вечернего воздуха.

        — Вы ведь явились ко мне сегодня утром не только для того, чтобы сказать спасибо?

        — Я пришёл повидать вас, потому что мне вас не хватало. Не могу вам этого объяснить.

        — Нельзя говорить такие вещи.

        — Почему? Эти слова вас пугают?

        — Мой отец тоже говорил приятные слова моей матери, когда хотел её соблазнить.

        — Но вы — не она.

        — Нет, у меня есть профессия, у меня карьера, цель, к которой я стремлюсь, и ничто не стоит между ею и мной, я свободна.

        — Знаю, поэтому и…

        — Что? — перебила она его.

        — Ничего. Думаю, что смысл жизни придаёт не только то, к чему стремишься, но и то, каким способом этого добиваешься.

        — Так говорила ваша мать?

        — Нет, это моё собственное мнение.

        — Зачем тогда вы расстались с женщиной, по которой теперь тоскуете? Подумаешь, не сошлись характерами!

        — Можно сказать, что мы прошли очень близко друг от друга. Я был всего лишь арендатором счастья, и она не продлила со мной арендный договор.

        — Кто с кем порвал?

        — Она меня оставила, а я позволил ей уйти.

        — Почему вы не боролись?

        — Потому что борьба наделала бы бед. Это был вопрос, на который отвечал ум сердца. Поспособствовать счастью другого в ущерб собственному — чем не объяснение?

        — Вы до сих пор не выздоровели.

        — Я не был болен!

        — Я похожа на ту женщину?

        — Вы её на несколько месяцев старше.

        Лавочник на другой стороне улицы закрывал в свой туристический магазинчик, заносил внутрь вертушки с почтовыми открытками.

        — Надо было купить открытку, — посетовал Артур. — Я бы написал вам несколько слов, вы бы её получили.

        — Вы вправду верите, что можно всю жизнь любить одного и того же человека? — спросила Лорэн.

        — Я никогда не боялся повседневности, привычка — не неизбежность. Можно каждый день заново изобретать роскошь и банальность, излишество и обыденность. Я верю в крепнущую страсть, в память чувства. Простите, во всём виновата моя мать, она напичкала меня любовными идеалами. У меня очень высокая планка.

        — Для другого?

        — Нет, для себя самого. Я старомоден, правда?

        — В старомодности есть своя прелесть.

        — Я постарался сохранить частицу детства.

        Лорэн подняла голову и заглянула Артуру в глаза.

        Их лица незаметно сблизились.

        — Мне хочется тебя поцеловать, — сознался Артур.

        Зачем спрашивать, вместо того чтобы делать? — отозвалась Лорэн.

        — Я же говорил, что чудовищно старомоден.

        Нa витрине магазинчика с лязгом опускались жалюзи.

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту