Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

79

любопытных глаз. Пол держал Онегу над сточной решёткой, пока она освобождала желудок от пищи, а душу — от печали. После последней рвотной судороги Пол вытер ей губы собственным носовым платком. Онега выпрямилась, попрежнему гордая и недоступная.

        — Отвези меня домой!

        Кабриолет помчался по ОФареллавеню. Ветер трепал Онеге волосы, лицо раскраснелось. Поездка была долгой. Наконец Пол затормозил у небольшого дома, где жила Онега, заглушил двигатель и посмотрел на неё.

        — Я тебе не соврал, — сказал Пол, нарушив затянувшееся молчание.

        — Знаю, — прошептала она.

        — Всё это было необходимо?

        — Когданибудь ты, может быть, поймёшь меня. Я не приглашаю тебя подняться, я не в состоянии тебя принять.

        Она вышла из машины и пошла к двери. С порога она оглянулась и показала Полу его платок.

        — Я могу его оставить?

        — Можешь выбросить.

        — У нас с такой лёгкостью не расстаются с первым даром любви.

        Онега вошла в дом и стала подниматься по лестнице. Пол дождался, когда в окне её квартиры зажжётся свет, и умчался по пустой улице.

        Инспектор Пильгез застёгивал пуговицы пижамы, оглядывая себя в высокое зеркало спальни.

        — Тебе очень идёт, — сказала Наталия, — я сразу поняла, что она прямо как на тебя сшита как только её увидела.

        — Спасибо, — сказал Джордж, целуя её в нос.Наталия выдвинула ягцик тумбочки и достала стеклянную банку с ложкой.

        — Джордж! — властно позвала она.

        — Нет! — простонал он.

        — Ты обещал, — напомнила она, засовывая лож ку ему в рот.

        Злая горчица подействовала на вкусовые рецепторы, у инспектора сразу покраснели глаза. Он гневно топнул ногой, отчаянно дыша носом.

        — С ума сойти, до чего острая!

        — Сочувствую, дорогой, но иначе ты всю ночь храпишь! — сказала Наталия, уже успевшая растянуться на кровати. — Ложись быстрее!

       

* * *

       

        На верхнем, четвёртом этаже викторианского дома на склоне ПасификХейтс молодая докторша читала в постели. На ковре спала её собака Кали, убаюканная стуком дождя по карнизу. В первый раз за долгое время Лорэн отложила привычные учебники по неврологии ради труда, взятого в университетской библиотеке. Труд был посвящён коме.

       

* * *

       

        Пабло свернулся клубком у кресла, в котором дремала мисс Моррисон. Напрасно «Дракон кунгфу» показывал на телеэкране чудеса мастерства: этим вечером преимущество было на стороне Морфея.

       

* * *

       

        Онега склонилась над раковиной, держа ладопи лодочкой под струёй воды. Она умыла лицо и, подняв голову, стала разглядывать себя в зеркале. Провела кончиками пальцев по щекам, приподняла скулы, прикоснулась к морщинке у глаза, потом её палец скользнул по губе, спустился на горло. Она ущипнула себя, печально улыбнулась и погасила свет.

        Ктото тихонько постучал в дверь маленькой квартирки. Онега прошла по единственной компате, служившей и спальней, и гостиной, проверила прочность цепочки и приоткрыла дверь. Оказывается, это Пол захотел убедиться, что все и порядке. Главное, она жива, ответила ему Онега, беспокоиться не о чём. Она впустила его и, когда закрыла дверь, улыбка, распустившаяся на её губах,

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту