Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

76

и встречаться с коллегами. Даже «Парижское кафе» попадало под запрет.

        На вопрос Лорэн, чем же ей заниматься в эти потерянные пятнадцать дней, Фернстайн дал иронический ответ: у неё наконецто появилась возможность отдохнуть. Лорэн смотрела на своего учителя с благодарностью и негодованием одновременно: она была спасена и побеждена. Беседа продолжалась не более четверти часа. Фернстайн похвалил её квартиру, найдя обстановку более женственной, чем ожидал.

        Лорэн властно указала ему на дверь.

        На лестничной площадке Фернстайн прибавил, что дал точные инструкции служащим коммутатора ни с кем её не соединять: на срок отбывания наказания ей было запрещено заниматься медициной даже по телефону. Зато у неё теперь появится время, чтобы взяться наконец за дисциплины из программы интернатуры.

        На обратном пути Фернстайна скрутила нестерпимая боль. Это напомнил о себе пожиравший его рак. На светофоре он вытер потный лоб. Напрасно нетерпеливый водитель позади него гудел, побуждая ехать быстрее: не было сил даже на то, чтобы жать на газ. Пришлось опустить стекло и глубоко дышать, приходя в себя. От боли у него потемнело перед глазами. Из последних сил он сместился к обочине и остановился на стоянке перед цветочным магазином.

        Он выключил зажигание, ослабил галстук, расстегнул воротник рубашки и упёрся лбом в руль. Этой зимой он собирался повезти Норму в Альпы и ещё раз увидеть снег, потом их путь лежал бы в Нормандию. Дядяврач, сильно повлиявший на него в детстве, покоился там на кладбище, в окружении девяти тысяч других могил. Боль наконец отступила, он опять запустил двигатель и продолжил путь, благодаря небо за то, что приступ случился не во время операции.

       

* * *

       

        Серый «ауди» приближался к стоянке яхт. Под вечер жара спала. В этот час по дорожкам вдоль маленького прогулочного порта обыкновенно бегали обворожительные создания. Молодая женщина прогуливалась в обществе собачки. Пол поставил машину на стоянку и догнал её.

        Лорэн была погружена в свои мысли и при его появлении вздрогнула.

        — Извините, я не хотел вас напугать.

        — Спасибо, что вы так быстро вернулись. Как он?

        — Лучше, он уже не в реанимации, очнулся и, кажется, не страдает от боли.

        — Вы говорили с дежурным врачом?

        Полу удалось встретиться только с медсестрой, настроенной оптимистически. Артур, по её словам, шёл на поправку. Уже завтра она уберёт капельницу и начнёт его откармливать.

        — Хороший признак, — с облегчением сказала Лорэн и спустила Кали с поводка. Собака сейчас же принялась носиться за чайками.

        — У вас день отдыха?

        Лорэн объяснила Полу, что за спасение Артура она поплатилась двухнедельным увольнением. Пол не знал, что на это сказать.

        Они шагали бок о бок и молчали.

        — Я повёл себя как настоящий трус, — нарушил наконец молчание Пол. — Даже не знаю, как вас благодарить за то, что вы совершили этой ночью. Во всём виноват один я. Завтра же пойду в полицей ский участок и скажу, что вы ни при чём.

        — Поезд ушёл, Бриссон забрал жалобу, но с условием, что я понесу наказание. «Ботаники» с пе редних парт и став взрослыми продолжают

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту