Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

74

жизни.

        — Ты будешь ждать её столько времени?

        — Столько, сколько сумею.

        Неслышно вошедшая медсестра сделала Полу знак, что время посещения истекло, Артуру пора отдыхать. В които веки Пол не стал спорить. У двери он оглянулся.

        — Никогда больше не делай со мной такого.

        — Пол?

        — Что?

        — Она была в тот вечер здесь, правда?

        — Отдыхай, поговорим об этом позже.

        Пол побрёл по коридору, горбя плечи. Ненси догнала его у лифта. Вошла вместе с ним в кабину и нажала на кнопку второго этажа. Свесив голову, она смотрела на носки своих туфель.

        — А вы, между прочим, ничего!

        — Вы ещё не видели меня в облачении хирурга!

        — Не видела, зато слышала.

        Пол сделал вид, что не понимает, о чём она говорит, тогда она посмотрела ему прямо в глаза и заявила, что хотела бы иметь такого друга, как он. Когда разъехались двери лифта, она привстала на цыпочки, чмокнула его в щеку и убежала.

       

* * *

       

        Профессор Фернстайн оставил на автоответчике Лорэн сообщение. Он хотел как можно быстрее с ней увидеться. В конце дня он собирался к ней заглянуть. И повесил трубку, не дав никаких объяснений.

        — Не знаю, правильно ли мы поступаем, — сказала миссис Клайн.

        Фернстайн убрал свой мобильный телефон.

        — Менять линию поведения уже поздновато, не так ли? Вы не можете рисковать потерять её но второй раз, именно это ведь вы всегда мне говорили?

        — Уже не знаю: а если, открыв ей, наконец, правду, мы оба сбросим с плеч огромную тяжесть.

        — Признаться другому в своей ошибке для облегчения совести — хорошая идея, но ведь это попросту эгоизм! Вы её мать, у вас есть причины опасаться, что она вас не простит. А мне невыносимо от мысли, что я отказался от борьбы и она когданибудь узнает об этом. Что это я хотел её отключить.

        — Вы действовали по своим убеждениям, вам не в чём себя упрекать.

        — Важна не эта правда, — возразил профессор. — Если бы я сам оказался в её положении, если бы от её врачебного решения зависела моя жизнь, то она никогда не отказалась бы от борьбы, я знаю.

        Мать Лорэн опустилась на скамейку, Фернстайн присел рядом. Взгляд старого профессора был устремлён вдаль, скользил над спокойными водами маленького прогулочного порта.

        — Мне осталось не больше полутора лет. Когда меня не станет, поступайте как хотите.

        — Я думала, что вы уйдёте в отставку в конце года.

        — Я говорю не об отставке.

        Миссис Клайн положила ладонь на руку старого профессора, его пальцы дрожали. Он достал из кармана платок и вытер себе лоб.

        — Я спас в своей жизни столько людей, но, думаю, никогда не умел их любить, меня интересовало одно — их излечение. Я одерживал победы над смертью и болезнями, я был сильнее их, во всяком случае, до сих пор. И даже не удосужился завести ребёнка. Вот она, изнанка человека, посвятившего себя торжеству жизни!

        — Почему вы избрали своей подопечной мою дочь?

        — Потому что в ней есть всё, что хотелось иметь мне. Она отважна там, где я всего лишь упрям, она изобретает там, где я всего лишь использую чужие изобретения, она выжила в ситуации, в которой меня ждёт смерть. Я ужасно

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту