Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

69

резонанс; больше, чем нужно. Но так распорядился сам заведующий отделением нейрохирургии. Некоторые распоряжения не принято оспаривать.

        — Почему мне никогда ничего от этом не рассказывали?

        — Понятия не имею, но я бы тебя просил не передавать ему наш разговор. Я обязан соблюдать врачебную тайну!

        — Ну, это чересчур! Я ведь сама врач.

        — Для меня ты была пациенткой Фернстайна.

        Профессор открыл окно своего кабинета. Он видел, как его ученица переходит через улицу. Она пропустила «скорую» и вошла в маленькое кафе напротив Госпиталя. Там, за отгороженным столиком, за которым она часто обедала вдвоём с Фернстайном, её ждал какойто мужчина. Фернстайн отвернулся и опустился в кресло. Вошла Норма с историей болезни. Он просмотрел первую страницу, знакомясь с личными данными больного, которого только что оперировал.

        — Неужели это он?

        — Боюсь, тот самый, — подтвердила Норма с невозмутимым лицом.

        — Он в посленаркозной палате?

        Норма забрала у профессора историю болезни.

        — Параметры жизнедеятельности у него стабильные, неврология в полном порядке. Заведующий отделением реанимации думает, что уже к вечеру его можно будет спустить к вам, у него все места наперечёт.

        — Нельзя, чтобы он попал к Лорэн, иначе он нарушит своё обещание.

        — Пока что он этого не сделал, почему это должно произойти теперь?

        — Потому что раньше ему не приходилось ежедневно с ней сталкиваться. Другое дело, если она будет его лечащим врачом.

        — Что вы собираетесь предпринять?

        Фернстайн в задумчивости повернулся к окну.

        Лорэн вышла из кафе и села в «меркьюри гранд маркиз», стоявший у тротуара. Только полицейский осмелился бы поставить машину напротив отделения «неотложной помощи», да и то лишь если занимался несчастными случаями, происшедшими за ночь.

        Норма оторвала профессора от размышлений.

        — Заставь её взять отпуск!

        — Тебе когданибудь удавалось убедить дерево расколоться надвое, чтобы не мешать полёту птиц?

        — Насчёт птиц не знаю, но с деревом, загораживавшим мой гараж, я поступила безжалостно! — ответила Норма, подходя к Фернстайну.

        Она положила на стол картонную папку и обняла пожилого профессора.

        — Вечно ты за неё беспокоишься, как за родную дочь! В конце концов, что такого, если она узнает правду? Да, её мать соглашалась подвергнуть её эвтаназии.

        — А я оказался тем самым врачом, который её к этому склонил! — проворчал профессор, отстраняя Норму.

        Медсестра забрала историю болезни и не оборачиваясь вышла из кабинета. Едва она закрыла дверь, фернстайн снял трубку телефона. Он позвонил на коммутатор и попросил соединить его с администратором больницы миссии СанПедро.

       

* * *

       

        Инспектор Пильгез занял на стоянке место, которое принадлежало ему многие годы.

        — Скажите Наталии, что я жду её здесь.

        Лорэн вышла из «меркьюри» и исчезла в здании участка. Через несколько минут старший диспетчер уже сидела в машине. Пильгез запустил двигатель, и «гранд маркиз» покатил к центру города.

        — Ещё немного, и я бы оказалась изза вас двоих в трудном положении, — сказала Наталия.

        — Мы успели

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту