Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

67

колебание, появилась округлость, после чего кривая приняла почти нормальный вид.

        — А вот это называется не «возвращаться», а «жить»! — провозгласила Лорэн, вырывая у Фернстайна рукоятки.

        Профессор немедленно покинул операционную, заявив, что швы Лорэн наложит и сама. Он оставляет её наедине с пациентом и возвращается в постель, которую ему вообще не следовало покидать. Повисла тишина, которую нарушало только пиканье электрокардиографа, повторяющего ритм сердца Артура.

        Доктор Гранелли вернулся за свой пульт и уточнил состав крови.

        — Наименьшее, что можно сказать: наш моло дой человек возвращается из большого далека.

        Лично я всегда убеждался, что небольшая доза упрямства способна творить чудеса. В вашем распоряжении десять минут, уважаемая соратница,чтобы наложить швы, после чего я возвращаю его миру.

        Норма уже готовила аграфы, когда Лорэн услышала у своих ног стоны.

        Она наклонилась: судорожно дёргающаяся человеческая рука явилась ей. Присела и обнаружила забившегося под операционный стол Пола, белого как простыня.

        — Что вы там делаете? — спросила она в изумлении.

        — Вы вернулись?.. — только и успел пролепетать Пол и лишился чувств.

        Лорэн с силой надавила ему на болевые точки возле ушей, чтобы вывести его из обморока. Пол открыл глаза.

        — Я бы хотел уйти, — простонал он, — но у меня совершенно ватные ноги, мне нехорошо.

        Лорэн сдержала смех и попросила реаниматолога приготовить для бедняги кислородный зонд.

        — Кажется, это эфир… — проговорил Пол дрожа щим голосом. — Ведь здесь пахнет эфиром?

        Гранелли приподнял брови и довёл поступление кислорода до максимума. Лорэн положила маску на лицо Пола, которое стало розоветь на глазах.

        — Как приятно, — раздалось изпод маски, — до чего хорошо! Прямо как в горах!

        — Замолчите, лучше дышите.

        — Какие ужасные звуки я слышал! А потом этот мешок там, наверху, наполнился кровью, и…

        Пол опять лишился чувств.

        — Не хотел бы прерывать ваше воркование, моя дорогая, но не пора ли наложить швы пациенту на операционном столе, чуть повыше?

        Норма заменила Лорэн. Когда Полу стало лучше, она завязала ему глаза, помогла подняться и повела к выходу из операционной. Пол брёл, сильно пошатываясь.

        В соседнем помещении медсестра уложила его на койку, решив, что кислород ему попрежнему необходим. Накладывая ему на лицо маску, она не справилась с любопытством и спросила о его специальности. Но Полу достаточно было увидеть пятна на халате Нормы, чтобы его глаза опять закатились. Она привела его в чувство, похлопав по щекам, и затем оставила, вернувшись в операционную.

        На часах было шесть утра, когда Лоренцо Гранелли приступил к непростой фазе вывода пациента из состояния сна. Через двадцать минут Норма уже везла Артура, завёрнутого в простыню, в отделение реанимации.

        Лорэн вышла из операционной вместе с реаниматологом. Оба сняли в соседнем помещении перчатки и молча вымыли руки. Прежде чем уйти, Гранелли повернулся к Лорэн и, внимательно глядя на неё, признался, что готов оперировать с пей в любое время, потому что ему понравилась её манера работать.

 

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту