Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

66

Немного подождав, Лорэн кашлянула.

        — Я вам не помешаю?

        — Нет, вы нам не нужны, если не сказать сильнее, — проворчал в ответ Фернстайн. — Могу я узнать, что вас так задержало?

        — Засовы в камере полицейского участка!

        — В конце концов, вас освободили?

        — Нет, перед вами мой дух! — сухо отрезала она.

        Только теперь Фернстайн поднял голову.

        — Избавьте меня от ваших дерзостей!

        Лорэн подошла к операционному столу, пробежала взглядом по батарее мониторов и спросила Гранелли о состоянии оперируемого. Ответ анестезиолога был успокоительным. Возникла одна трудность, но она устранена, теперь все как будто пришло и норму.

        — Мы уже закругляемся, — добавил Фернстайн. — Я отказался от биопсии, слишком велик риск. Придётся молодому человеку и дальше жить с этой аномалией, а науке мириться с не известностью.

        И тут раздался резкий гудок. Норма схватила дефибриллятор. Анестезиолог уставился на экран, сердечный ритм опасно переменился. Лорэн отняла у Нормы рукоятки, потёрла друг о друга и приложила к груди Артура.

        — Триста! — крикнула она, посылая ток.

        Тело выгнулось от разряда и тяжело рухнуло на операционный стол. Кривая на экране не изменилась.

        — Мы его теряем! — воскликнула Норма.

        — Зарядите на триста пятьдесят! — приказала Лорэн, снова нажимая на рукоятки.

        Грудная клетка Артура рванулась к потолку. В этот раз зелёная линия совершила нырок, после чего снова стал:] уныло прямой.

        — Заряжаем на четыреста, влейте ему пять миллиграммов адреналина и сто двадцать пять солумедрола! — крикнула Лорэн.

        Анестезиолог немедленно повиновался. В одно мгновение на глазах у профессора, от которого ничего не ускользало, молодая женщина из «неотложки» взяла командование в операционной на себя.

        Как только дефибриллятор набрал требуемый заряд, Лорэн опять нажала на рукоятки. Тело Артура вздыбилось в последнем усилии удержать ускользающую жизнь.

        — Норма, ещё одну ампулу на пять миллиграммов адреналина и один лидокаин, живо!

        Фернстайн следил за не желавшей меняться кривой. Подойдя к Лорэн, он положил руку ей на плечо.

        — Боюсь, мы сделали даже больше необходимого.

        Но Лорэн вырвала из рук Нормы шприц и без колебаний всадила иглу в сердце оперируемому.

        Действовала она с воистину устрашающей точностью, игла прошла между рёбрами и проникла на несколько миллиметров в окружающую сердце оболочку. Раствор немедленно распространился по всем волокнам миокарда.

        — Не смей умирать! — яростно шептала Лорэн. — Борись!

        Она опять схватила рукоятки дефибриллятора, но на этот раз Фернстайн заставил её убрать руки.

        — Хватит, Лорэн, позвольте ему уйти.

        Она решительно оттолкнула своего учителя.

        — Это называется не «уйти», а «умереть»! — заорала она ему в лицо. — Когда мы осмелимся на зывать вещи своими именами? Умереть, умереть,умереть! — повторяла она, колотя кулаком по не подвижному телу Артура.

        Непрерывный звук, издававшийся электрокардиографом, вдруг прервался, вместо него пошло короткое попискивание. Вся бригада замерла, впившись глазами в почти плоскую зелёную кривую. На конце волны началось

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту