Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

64

    Заморосил мелкий дождик, на ветровом стекле раскинулись сверкающей гирляндой дождевые капли.

        — Знаю, у меня нет права задавать вам вопросы, но всётаки почему вы выпустили меня из камеры?

        — Вы сами на это ответили: вы принесёте больше пользы у себя в больнице, чем если будете и дальше пить дрянной кофе у меня в участке.

        — А у вас, значит, обострённое чувство общественного долга?

        — Хотите, чтобы я вернул вас в полицию?

        Безлюдные тротуары блестели в ночи.

        — А самито вы зачем все это натворили, изза обострённого чувства долга?

        Лорэн помолчала, глядя в окно, потом ответила:

        — Понятия не имею.

        Старый инспектор достал пачку сигарет.

        — Не волнуйтесь, я уже два года не курю. Так, жую, и все.

        — Правильно, так вы продлеваете себе жизнь.

        — Не знаю, доживу ли я до глубокой старости, но, честно говоря, на пенсии, на диете без холестерина да ещё при запрете на курение жизнь и так кажется мне слишком затянувшейся.

        Он выбросил сигарету в окно. Лорэн включила «дворники».

        — Вам случалось хорошо себя чувствовать в обществе человека, которого никогда раньше не встречали?

        — Однажды в полицейский участок на Манхэттене, где я служил молодым инспектором, пришла женщина. Она поздоровалась со мной, мой кабинет был как раз рядом с входом. Она только что поступила к нам диспетчером. Все годы, пока я колесил по городу, она оставалась голосом в моей бортовой рации. Я старался, чтобы часы моей службы совпадали с её, я был от неё без ума. Я видел её совсем нечасто, поэтому хватал абы кого, лишь бы вернуться в участок и покрасоваться перед ней с новым задержанным. Она быстро раскусила мою уловку и сама предложила пойти выпить по рюмочке, пока я не арестовал первого же уличного лоточника за торговлю мокрыми спичками. Мы пошли в маленькое кафе позади участка, сели за столик — и вот…

        — Что «вот»? — спросила Лорэн смеясь.

        — Если я закурю одну штучку, вы ничего не с кажете?

        — Две затяжки — и сигарету в окно!

        — Договорились.

        Полицейский сунул в рот новую сигарету, щёлкнул зажигалкой, но, не прикурив, возобновил рассказ.

        — У стойки бара сидели несколько сослуживцев, они сделали вид, что ничего не видят, но мы с ней знали, что уже назавтра пойдут пересуды. Я не сразу признался самому себе, что чувствую пустоту, когда её нет в участке. Теперь я ответил на ваш вопрос?

        — Что вы сделали, когда это поняли?

        — Продолжал попусту терять время, — ответил инспектор.

        В машине установилась тишина. Пильгез смотрел на дорогу перед собой.

        — Человека, Которого я увезла, я видела только мельком. Я быстро его осмотрела, и он ушёл со странным, немного отсутствующим видом. А потом мне позвонил его друг с невесёлыми новостями.

        Инспектор медленно повернул голову.

        — Не могу объяснить вам почему, но, кладя трубку, я была счастлива, что знаю, где он находится, — закончила она.

        Пильгез посмотрел на свою пассажирку, чуть улыбнулся и достал из «бардачка» красную мигалку, которую водрузил на крышу машины.

        — Уважим ваше нетерпение.

        Он наконец зажёг сигарету. Автомобиль рассекал ночь, и ни один

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту