Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

59

или мы начинаем операцию, пока не поздно. Так или иначе, анестезия уже началась, он уже нетранспортабелен, — заключил Гранелли, довольный собой.

        Хирургическая маска Нормы не могла скрыть её улыбку. Бриссон, вне себя от ярости, наставил палец на Фернстайна.

        — Вы все заплатите мне за это!

        — Отложим наши счёты на потом. А сейчас, молодой человек, выйдите отсюда, дайте нам работать! — приказал профессор и отвернулся, не удостоив взглядом Лорэн.

        Инспектор Брейм спрятал наручники и взял женщину за руку. За ними шёл воинственный Брисссон.

        — Одно можно сказать, — проворчал Гранелли, возвращая электрод на запястье Артура, — вечерок получился весьма занятный!

        В операционной установилась тишина, нарушаемая только мерным шумом приборов. Анестезирующая жидкость спускалась по перфузионной трубке и проникала Артуру в вену. Гранелли проверил газовый состав крови и сделал Фернстайну знак, что можно наконец начать операцию.

       

* * *

       

        Лорэн усадили в автомобиль без полицейских эмблем, принадлежавший инспектору Эрику Брейму, Бриссон уселся в автомобиль полицейского в форме. На перекрёстке Калифорниястрит две машины разъехались. Бриссон возвращался на дежурство в больницу миссии СанПедро; подписаться под жалобой он обещал утром.

        — Ему действительно грозила опасность? — спросил инспектор.

        — Грозила и грозит, — ответила ему Лорэн с задпего сиденья.

        — К этому приложил руку Бриссон?

        — Не он швырнул пострадавшего в витрину, но можно прямо сказать, что его некомпетентность ухудшила положение.

        — Выходит, вы спасли бедняге жизнь?

        — Я собиралась его оперировать, когда вы меня задержали.

        — Вы проделываете такие штуки со всеми своими пациентами?

        — И да и нет. Да, я стараюсь их спасти, но не краду их в других больницах.

        — Такой риск ради незнакомого человека? — не унимался инспектор. — Вы сильно меня удивили!

        — Разве вы сами не поступаете так же ежедневно, разве ваше ремесло не требует того же — рисковать ради чужих людей?

        — Требует, на то я и полицейский.

        — А я — врач.

        Машина въехала в Чайнатаун. Лорэн попросила полицейского открыть окно; хотя это и было против правил, он согласился, в эту ночь он и так был уже с избытком правилен.

        — Этот тип мне очень неприятен, но у меня не было выбора, понимаете?

        Лорэн не ответила, она с наслаждением вдыхала морской воздух, приносимый ветром в эти кварталы города.

        — Больше всего люблю это место, — призналась она.

        — При других обстоятельствах я бы предпочёл пригласить вас в один местный ресторанчик, полакомиться лучшей в мире уткой попекински.

        — К братьям Тан?

        — Вы знаете это заведение?

        — Раньше я там регулярно обедала. Но в последние два года у меня не хватает на это времени.

        — Вы волнуетесь?

        — Я бы предпочла находиться сейчас в операционной, хотя Фернстайн — лучший нейрохирург в этом городе, так что беспокоиться как будто не о чём.

        — Вы когданибудь пробовали отвечать на вопросы просто «да» или «нет»?

        Она улыбнулась.

        — Вы действительно провернули все это в одиночку? — задал вопрос инспектор.

        — Да!

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту