Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

58

  — Закон есть закон! — ликующе крикнул Бриссон.

        — У меня есть ещё одни наручники. Если вы вновь заговорите вместо меня, я и вас арестую за незаконное присвоение функций сотрудника сил охраны порядка! — пригрозил инспектор.

        — Разве существует такой состав преступле ния? — осведомился врач.

        — Желаете убедиться? — спросил Брейм твёрдо.Вместо ответа Бриссон сделал шаг назад, позво ляя полицейскому продолжать допрос.

        — Куда вы девали «скорую»?

        — Она на стоянке. Утром я бы отогнала её назад.

        Из громкоговорителя донёсся хрип. Лорэн и полицейский оглянулись. К ним обращался из операционного блока Фернстайн.

        — Вы можете мне объяснить, что происходит?

        Щеки молодой женщины побагровели, она опёрлась о пульт, точно склонившаяся под тяжестью происходящего с нею. Её палец нашёл кнопку переговорного устройства.

        — Простите меня, — пролепетала она, — я в полном отчаянии…

        — Это полицейское вторжение както связано с больным на операционном столе?

        — В некоторой степени, — призналась Лорэн.

        Гранелли подошёл к стеклу.

        — Он что, бандит? — спросил он почти в восторге.

        — Нет, — ответила Лорэн, — это я во всём виновата, мне очень стыдно.

        — Никогда не стыдитесь, — посоветовал ей анестезиолог. — Я в вашем возрасте тоже позволил себе дветри шутки, стоившие мне нескольких вечеров в обществе карабинеров. Вот только форма у них гораздо элегантнее, чем у ваших полицейских.

        Его перебил подошедший к микрофону инспектор Брейм.

        — Она угнала карету «скорой помощи» и похитила этого больного из другой больницы.

        — Одна?! — воскликнул анестезиолог с ещё большим воодушевлением. — Сногсшибательная девушка!

        — У неё был сообщник, — вмешался Бриссон, — уверен, что он тоже здесь, его необходимо арестовать.

        Фернстайн и Норма поискали глазами единственного незнакомого им врача, но тот кудато запропастился.

        Тем временем Пол, забившись под операционный стол, тщетно пытался понять, как этот вечер превратился в такой кошмар. Всего несколько часов назад он был счастливым и безмятежным человеком, ужинавшим в обществе прелестной женщины, а теперь…

        Фернстайн подошёл к стеклу и спросил Лорэн, как её угораздило совершить подобную глупость. Его ученица подняла голову и, глядя на учителя грустными глазами, ответила:

        — Бриссон его убил бы.

        — Здравствуйте, профессор, — молвил их молодой коллега с деланым подобострастием. — Я намерен немедленно забрать своего пациента. Запрещаю вам начинать операцию, я его увожу.

        — Сильно в этом сомневаюсь, — сердито ответил Фернстайн.

        — Господин профессор, предлагаю вам предоставить действовать доктору Бриссону, — сказал инспектор полиции, тоже смущённый.

        Гранелли на цыпочках вернулся к операционному столу. Он проверил состояние Артура и незаметно отсоединил от его запястья электрод. Электрокардиограф издал тревожный писк. Гранелли воздел руки к потолку,

        — Ну вот! Говорим, говорим, а этому молодому человеку становится все хуже. Одно из двух: или этот человек, свалившийся нам на голову, возьмёт на себя ответственность за неизбежное ухудшение состояния нашего больного,

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту