Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

55

вокруг сердца Артура. Потом подключила электрокардиограф и проверила, исправен ли он. По зелёному люминесцентному экрану медленно поползла непрерывная линия.

        — Я превратилась в его игрушку! — продолжала Лорэн. — Меня отчитывают, если я задерживаюсь на работе, если не оказываюсь своевременно на нужном этаже, если мы в «неотложке» не пропус каем нужного количества пациентов. Если я слишком быстро оказываюсь на стоянке, меня тоже отчитывают, даже если у меня недовольное выражение лица! Когда я изучу его мозг, медицина сделает огромный шаг вперёд в понимании мужского шовинизма у докторишек!

        Пол смущённо кашлянул. Фернстайн поманил Лорэн к себе.

        — Я в стерильной среде, — возразила она. — И уже знаю, что вы намерены мне сказать.

        — Думаете, я вскочил среди ночи только ради удовольствия передать вам кусок мыла? Мне необходимо обсудить с вами протокол операции. Пошевеливайтесь, это приказ!

        Лорэн с шумом сдёрнула перчатки и покинула операционный блок, оставив Пола в обществе Артура.

        — Кто реаниматолог? — спросила она, дав задвинуться двери шлюза.

        — Я думал, это тот врач, которого вы привели.

        — Нет, это не реаниматолог, — ответила Лорэн, глядя на носки своих туфель.

        — Этим занимается Норма, она присоединится к нам через несколько минут. Что ж, вам удалось сколотить операционную бригаду среди ночи, теперь успокойте меня: это не аппендицит?

        Черты лица Лорэн разгладились, она положила руку пожилому профессору на плечо.

        — Пациент нуждается во внутричерепной пункции и в уменьшении субоболочной гематомы.

        — Когда началось кровоизлияние?

        — В девятнадцать часов, в двадцать один час кровоизлияние, возможно, усилилось изза приёма большой дозы аспирина.

        Фернстайн посмотрел на часы: было четыре часа утра.

        — Каков ваш прогноз благоприятного исхода?

        — Оператор томографа настроен оптимистически.

        — Я спрашиваю не его мнение, а ваше!

        — Честно говоря, не знаю, но инстинкт мне подсказывает, что я не напрасно вас разбудила.

        — Если так, то я обвиню ваш инстинкт, если мы его не спасём. Где снимки?

        — Они уже введены в нейронавигатор, периметр операционных полей установлен, мы отправили его на сервер. Я включила эхограф и запустила операционные протоколы.

        — Хорошо, к операции надо приступить через четверть часа. Вы выдержите? — спросил профессор, облачаясь в халат.

        — Уточните ваш вопрос! — гневно потребовала Лорэн, завязывая у него на спине тесёмки.

        — Я говорю о вашей усталости.

        — У вас это прямо мания! — отрезала она, беря из шкафа новую пару стерильных перчаток.

        — Если бы я управлял авиакомпанией, то справлялся бы о степени бдительности моих пилотов.

        — Не волнуйтесь, я твёрдо стою на земле.

        — Так кто же этот хирург в операционной? Чтото я его не узнаю, — проговорил Фернстайн, моя руки.

        — Это долгая история, — ответила она в смущении. — Он сейчас уйдёт, а пришёл просто помочь мне.

        — Какая у него специальность? Много нас здесь всё равно не будет, мы рады любому.

        — Психиатр!

        Фернстайн был озадачен. От дальнейших вопросов Лорэн спас приход Нормы. Та помогла

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту