Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

37

никому из заключённых — «кроме Клинта Иствуда», как уточнялось на одной из табличек в скобках.

        Пол обнял Онегу за талию. Она обернулась и посмотрела ему прямо в глаза.

        — Почему тебе захотелось именно сюда? — поинтересовался он.

        — Мне здесь нравится. Эмигранты из моей страны часто рассказывают, как приплыли в НьюЙорк на пароходе, и каким счастьем было для них, толпившихся на палубе, увидеть, наконец, выступивший из тумана Манхэттен. А я прилетела через Азию, на самолёте. И первое, что я увидела в иллюминатор, когда мы пронзили облачную пелену, была тюрьма Алькатрас. Я восприняла это как знак, посланный самой жизнью. Люди, видевшие в НьюЙорке одну свободу, часто ею пренебрегали или злоупотребляли, а мне предоставлялся шанс коечто учесть.

        — Ты из России? — спросил Пол, растроганный её словами.

        — С Украины, несчастный! — сказала Онега, с особенной чувственностью произнося звук «р». — Никогда не говори моим соотечественникам, что они русские. Своим невежеством ты заслуживаешь, чтобы я больше тебя не целовала. Во всяком случае, несколько часов, — добавила она более нежно.

        — Сколько лет тебе было, когда ты приехала? — спросил Пол, все ещё находясь во власти её очарования.

        Онега удалялась от него по пирсу, громко смеясь.

        — Я родилась в Сасалито, дурачок! Училась в Беркли и служу юристом в мэрии. Если бы ты зада вал мне больше вопросов, а не болтал всё время сам,то знал бы об этом.

        Пол почувствовал себя глупо. Он опёрся о балюстраду и стал смотреть на океан. Онега подошла и прижалась к нему.

        — Прости, но ты был таким славным, что я не могла отказать себе в удовольствии немного над то бой подшутить. К тому же это не такая уж грубая ложь: история правдива с поправкой на одно поколение, она произошла не со мной, а с моей матерью.

        Ты меня проводишь?

        Мне завтра рано на работу. И она поцеловала Пола в губы.

       

* * *

       

        Экран телевизора потух. Мисс Моррисон полагалось смотреть кино, но в этот вечер сердце у неё было не на месте. Она спустила Пабло на пол и взяла ключи от квартиры соседа.

        Она нашла Артура лежащим без сознания на полу у дивана. Наклонившись, женщина похлопала его по щекам. Он открыл глаза. Спокойное лицо мисс Моррисон должно было его ободрить, но случилось обратное: он испугался. Её голос доносился до него издалека, саму её он не видел. Напрасно пытался он произнести какието слова, ему было невозможно их выговаривать. Во рту отчаянно пересохло. Мисс Моррисон принесла из кухни стакан воды и смочила ему губы.

        — Полежите тут, я мигом вызову помощь, сказал она, гладя ему лоб.

        Она отправилась в кабинет, к телефону. Артуру удалось взять стакан правой рукой, левая же совершенно не слушалась. В горло потекла ледяная жидкость, он с усилием сделал глоток. Потом попробовал встать, но ноги не повиновались. Пожилая дама вернулась, чтобы побыть с ним, и обнаружила, что он слегка порозовел. Она хотела позвонить по телефону, но трубка ожила сама.

        — Учти, сейчас я буду на тебя орать! — проревел Пол.

        — Чей ор я имею честь слушать? — осведомилась мисс Моррисон.

        — Разве это не квартира Артура?

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту