Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

25

и проверил содержание кислорода в крови. Бригада увидела, как он переменился в лице. Инстинкт подсказывал ему, что нужна осторожность.

        — У вас кровотечение? — спросил он.

        — Пока ничего не видно. — Фернстайн наклонился к монитору доктора Петерсона.

        — Но чтото не так! — настаивал анестезиолог.

        — Делаю повторную эхограмму! — доложил специалист по нейросканированию.

        От безмятежности, царившей в операционной, не осталось следа.

        — Малое промывание! — сухо распорядился доктор Кобблер, увеличивая поступление кислорода.

        Лорэн почувствовала себя бессильной. Она уставилась на доктора Фернстайна. По глазам профессора было видно, что положение вотвот станет критическим.

        — Возьмите её за руку, — сказал ей шёпотом наставник.

        — Что делать? — спросил у Фернстайна Лалонд.

        — Продолжаем! Адам, что на эхограмме?

        — Пока ничего особенного, — был ответ.

        — У меня начало аритмии, — доложила Норма, глядя на мигающий электрокардиограф.

        Ришар Лалонд со злостью хлопнул ладонью по пульту.

        — Рассечение задней мозговой артерии! — сухо проговорил он.

        Все члены бригады переглянулись. Лорэн перестала дышать и зажмурилась.

        Было семнадцать часов двадцать две минуты. Через минуту повреждённая стенка артерии, подававшей кровь в заднюю часть мозга Марсии, прорвалась на участке в два сантиметра. Под давлением хлынувшей потоком крови разрыв неуклонно увеличивался. Несмотря на спешно поставленный Фернстайном дренаж, кровь стремительно заливала мозг.

        В семнадцать часов двадцать семь минут на глазах у всей бессильной что либо изменить бригады — четырех врачей и медицинских сестёр — Марсия навсегда перестала дышать. Ручка девочки, которую стискивала Лорэн, разжалась, словно выпуская последнее дыхание жизни, которое она ещё удерживала в ладони.

        Бригада молча вышла из операционной и разбрелась по коридору. Сделать ничего было нельзя. Опухоль, в своей злокозненности, прятала от самых современных приборов аневризму мелкой артерии в мозгу Марсии.

        Лорэн осталась одна, не выпуская неподвижные пальцы девочки. Норма подошла и осторожно вынула мёртвые пальцы из сжатой руки нейрохирурга.

        — Ступайте.

        — Я обещала… — прошептала Лорэн.

        — Это — единственная ошибка, которую вы сегодня совершили.

        — Где Фернстайн? — спросила она.

        — Пошёл, наверное, к родителям малышки.

        — Лучше бы это сделала я.

        — Помоему, вы уже исчерпали свою дневную норму переживаний. Позвольте дать вам совет: прежде чем ехать домой, побродите по большому магазину.

        — Зачем?

        — Чтобы увидеть жизнь. Сотни жизней!

        Лорэн погладила Марсию по лбу и закрыла голову ребёнка зелёной простыней, после чего покинула операционную.

        Норма смотрела, как она удаляется по коридору. Покачав головой, она выключила свет над операционным столом. Помещение погрузилось в темноту.

       

* * *

       

        Артур набрёл на своё счастье на четвёртом этаже огромного магазина: поводокрулетка, который наверняка порадует мисс Моррисон. В ненастные дни она сможет оставаться под козырьком, скрытая от дождя, меж тем как Пабло будет всласть шарить на обочине.

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту