Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

15

из кармана куртки конверт с письмом, которое начал в Париже — скамейка, площадь Фюрстенберг — дописал последнюю страницу и снова убрал в карман.

       

* * *

       

        Ночной туман с океана дотянулся до города. У стойки «Парижского кафе», что напротив входа в отделение «неотложки», Лорэн читала меню.

        — Не пойму, что вы делаете в этот ночной час и моем баре, да ещё одна, — сказал хозяин, наливая ей содовую.

        — Допустим, у меня передышка.

        — Вечером клиентов было хоть отбавляй. Настоящий балет карет «скорой помощи»! — не унимался хозяин, протирая стаканы. — Спасти весь мир — дело хорошее, но вы бы лучше подумали об однойединственной жизни — о собственной.

        Лорэн наклонилась к нему, как будто решилась на откровенность.

        — Просветите меня: здесь только обо мне и болтают или вечером здесь ужинал доктор Фернстайн?

        — Вон он сидит, — подтвердил хозяин кафе, указывая глазами в глубь зала.

        Лорэн слезла с табурета и нашла профессора за отгороженным столиком.

        — Будете корчить такие гримасы, я вернусь за стойку и поужинаю там одна, — предупредила Лорэн, ставя свой стакан на его стол.

        — Чем болтать глупости, лучше садитесь.

        — Ваши вчерашние внушения в присутствии пациента были излишни. Иногда вы обращаетесь со мной, как со своей внучкой.

        — Вы мне не внучка, а хуже: я создал вас собственными руками. После аварии я сшил вас на живую нитку…

        — Спасибо, профессор, что хотя бы вынули из моего черепа болты.

        — У меня получилось лучше, чем у Франкенштейна, разве что с характером я промахнулся. Не желаете разделить трапезу старого эскулапа — оладьи и много кленового сиропа?

        — В таком порядке — пожалуй.

        — Сколько больных вы обработали за сегодняшнюю смену? — спросил Фернстайн, пододвигая ей тарелку.

        — Добрую сотню, — доложила она, накалывая на вилку целую стопку оладий. — А вы почему здесь задержались? Вамто ни к чему накапливать дежурства, чтобы побольше заработать.

        — Похвальный задор для субботы, — заметил Фернстайн с набитым ртом.

        За витриной видавшего виды заведения ужинали старый профессормедик и его ученица — сообщники, наслаждавшиеся мгновением покоя под конец ночной смены. В стационарном отделении «неотложки» ещё несколько часов могли не замечать их отсутствия. Над улицей погасли раскачивающиеся фонари. В бледном небе занималась заря.

       

* * *

       

        Артур задремал прямо на качелях. Вокруг разлилась нежность зарождающегося дня. Он открыл глаза и посмотрел на дом, который, казалось, мирно спал. Внизу океан лениво облизывал песок, заканчивая свою ночную работу. Пляж снова выглядел гладким, нетронутым. Артур встал и глубоко втянул свежий утренний воздух. Потом заторопился к крыльцу, пробежал по коридору, влетел на лестницу, забарабанил в дверь и ворвался, запыхавшийся, в комнату Пола.

        — Ты спишь?

        Пол подскочил на кровати и рывком сел. Оглядевшись, он увидел в дверном проёме Артура.

        — Немедленно иди спать! Забудь о моём существовании, пока часовая стрелка будильника не добе рется до приличной цифры — скажем, до одиннадцати. Тогда и только тогда ты сможешь задать мне свой дурацкий вопрос.

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту