Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

10

встречу, и не знаю, посмею ли с ней заговорить. Теперь мне надо сделать шаг вперёд, я знаю, ты поймёшь, почему я хочу так поступить с твоим домом, и не рассердишься на меня. Но не волнуйся, мама, я не забыл, что одиночество — это сад, где ничего не растёт. Даже если сегодня я живу без неё, больше я никогда не буду одинок, пока она гдето существует.

        Артур погладил белый мрамор и сел на камень, ещё сохранивший тепло дня. Вдоль стены, тянущейся у могилы Лили, росла виноградная лоза. Каждое лето на ней вызревало несколько гроздьев ягод, и их склёвывали птицы Кармела.

        Раздался шорох гравия и, обернувшись, Артур увидел Пола, присевшего перед стелой в нескольких метрах от него. Пол тоже заговорил, как на исповеди:

        — Дела обстоят неважно, госпожа Тармакова! Место вашего погребения так запущено, что даже стыдно! Я давно здесь не был, но учтите, не меня надо в этом винить. Изза женщины, призрак которой явился этому болвану, он решил бросить своего лучшего друга. Но, как вы сами знаете, лучше поздно, чем никогда. Я принёс всё, что необходимо.

        Пол достал из пакета с покупками щётку, пузырёк жидкого мыла, бутылку воды и принялся с силой тереть камень.

        — Можно узнать, чем ты занимаешься? — спросил Артур. — Ты знаешь эту госпожу Тармакову?

        — Она умерла в тысяча девятьсот шестом году!

        — Пол, прерви хотя бы ненадолго свои глупости! Здесь полагается благоговеть, а не паясничать!

        — Вот я и благоговею — навожу чистоту.

        — На могиле незнакомки?

        — Это не незнакомка, старина, — возразил Пол, вставая. — Ты столько раз заставлял меня сопровождать тебя на кладбище, где покоится твоя мать, что глупо закатывать сцену ревности, если я начал симпатизировать её соседке.

        Пол ещё полил на камень, которому вернул былую чистоту, и теперь с удовлетворением созерцал результат своего труда. Артур озадаченно посмотрел на него и тоже выпрямился.

        — Дай мне ключи от машины!

        — До свидания, госпожа Тармакова, — произнёс Пол. — Не волнуйтесь, что он уходит, до Рождества мы с вами увидимся ещё не менее двух раз. К тому же теперь совсем другое дело, до осени тут у вас останется чисто.

        Артур взял друга за руку.

        — Я должен был сказать ей коечто важное.

        Пол повёл его к большим чугунным воротам кладбища.

        — Прекрасно. Я купил мясо на рёбрышках, мне будет важно узнать твоё мнение о нём.

        Над аллеей, где покоилась лицом к океану Лили, шумели ветвями старые деревья. Артур и Пол подошли к машине, ждавшей их на склоне холма. Пол посмотрел на часы. Солнце должно было вотвот скрыться за горизонтом.

        — Кто поведёт — ты или я? — спросил Пол.

        — Старый мамин «форд»? Ты шутишь! То, что ты сейчас ездил на нём в магазин, — исключение.

        Машина спускалась с холма.

        — Больно надо мне водить твой старый «форд»!

        — Почему тогда ты всегда задаёшь этот вопрос?

        — Да пошёл ты!

        — Ты собираешься приготовить рёбрышки в камине на вертеле?

        — Нет, я их зажарю на книжных полках.

        — Предлагаю после пляжа полакомиться в порту лангустами, — сказал Артур.

        Горизонт уже кутался в бледнорозовый шёлк, длинные розовые полосы тянулись

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту