Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

90

её лелеять, чтобы жить вновь и вновь. В каждую эпоху мне удавалось вас находить и губить ваши судьбы. Как же я забавлялась, когда вы были моими студентами в Иейле! Тогда вы оба вплотную подошли к цели. В той жизни ваше имя было Джонас, вы приехали учиться в Бостон и хотели, чтобы ваше имя звучало поамерикански… Не важно, все равно вам всего этого не вспомнить. Вы были в двух шагах от встречи с Кларой, вы увидели во сне, что её надо искать в Лондоне. Но я вовремя вас разлучила.

        — Вы настоящая сумасшедшая!

        Джонатана тянуло удрать из этой квартиры, он задыхался здесь. Он уже направился к двери, но седая женщина задержала его, схватив за руку.

        — Всех великих изобретателей объединяет способность отрешаться от окружающего мира, богатство воображения. Я сумела свести с ума Корали ОМалли, мне почти удалось сделать то же самое с Кларой в тот день, когда я отравила Джонаса. Помните, я говорила вам в первую нашу встречу в Майами: любить, ненавидеть — это создавать жизнь вместо того, чтобы её созерцать. Чувство никогда не умирает, Джонатан. Каждый раз оно снова вас сводило.

        Джонатан окинул её ледяным взглядом и сбросил её руку со своего рукава.

        — Чего вы добиваетесь, миссис Уолтон?

        — Я стремлюсь истощить ваши души и навечно оторвать вас от Клары. Именно для этого понадобилось сперва вас свести. Осуществление моей цели уже близко. Если вы не сможете продлить эту любовь, то эта жизнь станет для вас обоих последней. У ваших душ почти исчерпаны силы. Новой разлуки им не пережить.

        — Вот, значит, как? — проговорил Джонатан, снова вставая. — Желаете отомстить за пережитое вами век с лишним тому назад? Если предположить, что я принимаю вашу логику, то получится, что вы готовы принести в жертву этому неутолимому желанию одну из своих собственных дочерей. Вы будете и дальше утверждать, что вы в своём уме?

        И Джонатан, больше не оборачиваясь, покинул квартиру. Когда он переступал через порог, Алиса Уолтон крикнула ему в спину:

        — Клара не была моей дочерью, моей родной дочерью была одна Анна! Хотите вы этого или нет, через несколько дней вы станете её мужем.

       

* * *

       

        — Наименьшее, что можно из всего этого заключить: Рацкин, живя у сэра Эдварда, при всём желании не сумел бы его разорить!

        Питер чихнул. В комнате стоял спёртый, какойто чесночный дух. — Он жил в этой клетушке? — в ужасе воскликнула Клара.

        — Это, по крайней мере, представляется мне бесспорным… — прохрипел Питер, опуская на пол очередной блок из стенки.

        Через час он так расширил дыру, что каморка оказалась сносно освещена.

        — Замкнутое пространство, в котором обитал Владимир, больше смахивает на тюремную камеру, чем на гостевую комнату, — сказал Питер.

        Потом его внимание привлёк цвет дощатого пола: в каморке он был не такой, как на остальном чердаке.

        — Очевидно, этот кусок пола никогда не перекрашивали.

        — Похоже на то, — согласилась Клара.

        Продолжая обследовать каморку, Питер нагнулся и заглянул под кровать.

        — Что вы ищете? — спросила Клара.

        — Его мольберт, кисти, пузырьки с пигментами — хотя бы чтонибудь!

        — Здесь ничего нет!

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту