Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

88

пролом.

        — Этот Джонас — мой отец? — спросила Клара.

        — О, нет, мисс Клара, Боже сохрани. Бабушка удочерила вас гораздо позже.

        Клара привалилась к наличнику окна, посмотрела вниз, во двор, и задержала дыхание. От печали ей хотелось плакать, она не могла себя заставить снова посмотреть на Дороти.

        — Неправда! — сказала она, не оборачиваясь. — Никто меня не удочерял. — Сдерживать рыдания было все труднее.

        — Ваша бабушка была сама добродетель! Она часто посещала окрестные приюты. Вас она полюбила сразу, как только увидела. Она говорила, что увидела в вас свою дочь, что та перевоплотилась в вас. После её смерти она стала другой, никак не могла утешиться, вот и придумывала разные истории… Она запрещала вам приближаться к этому дому, сама тоже никогда в него не входила. Когда она приезжала из Лондона, чтобы вручить мне зарплату и деньги на содержание дома, я должна была ждать её у ворот. Я плакала каждый раз, когда видела её.

        Питер расчихался от пыли. Он стоял неподвижно, дожидаясь, пока глаза привыкнут к темноте.

        — Как звали дочь моей бабушки?

        Глаза Дороти Блекстон тоже наполнились слезами. Она крепко обняла молодую женщину, которую так любила, и сказала ей на ухо дрожащим голосом:

        — Кларой, как и вас.

        — Идите сюда! Смотрите, что я нашёл! — позвал Питер изза стены.

       

* * *

       

        Джонатан вошёл в богатую гостиную.

        — Что вы здесь делаете? — спросила миссис Уолтон холодно.

        — Я только что из Иейла. Сегодня вопросы вам задаю я, — сухо ответил Джонатан. — Что понадобилось у вас Анне, миссис Уолтон?

        Седая женщина внимательно смотрела на него. Он уловил в её взгляде сочувствие.

        — От вас слишком многое ускользает, мой бедный Джонатан.

        — Да кем вы себя мните? — рассердился он.

        — Вашей тёщей. Через несколько дней мы породнимся.

        Джонатан не сводил с неё глаз, силясь понять, можно ли ей верить.

        — Родителей Анны нет в живых.

        — Вы должны были так считать, это входило в наш план.

        — Какой ещё план?

        — Ваше знакомство с моей дочерью начиная с её первой выставки устроила я, не пожалев расходов. Всё было предусмотрено, вплоть до вашего брака, даже эта трогательная и неизбежная встреча с Кларой — кажется, она снова носит это имя?

        — Это вы устроили слежку за нами в Европе?

        — Я или мои друзья — какая разница? Главное — результат. Ведь мои связи пригодились вам в Лувре?

        — Но к чему вы стремитесь? — крикнул Джонатан.

        — К мести! К справедливости для своей дочери! — крикнула ему в ответ Алиса Уолтон.

        Она закурила. Как она ни старалась успокоиться, рука с бриллиантовым кольцом нервно елозила по пледу на диване, куда она опустилась.

        — Итак, жребий брошен, ваша судьба предопределена. Позвольте, я вам доскажу грустную историю сэра Эдварда Ленгтона, моего мужа.

        — Вашего мужа? Но ведь Ленгтона уже больше столетия нет в живых!

        — В кошмарах не увидеть всего, — сказала Алиса со вздохом. — У сэра Эдварда было две дочери. Это был великодушный человек, даже слишком. Недовольствуясь тем, что все его способности, все состояние были посвящены этому художнику, Рацкину, он

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту