Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

77

открытка, правда, Джонатан? Только у меня к тебе вопрос… Когда пресса узнает, что эксперт, подтвердивший подлинность картины, которая побьёт рекорды стоимости продажи на торгах последнего десятилетия, на самом деле является любовником женщины, выставившей её на продажу, то кто первым сядет в тюрьму за мошенничество — Клара или ты? Как ты считаешь, Джонатан?

        Он смотрел на Анну, не в силах шелохнуться. Ему казалось, что у его ног разверзлась бездна.

        Она взяла газету и принялась ироническим тоном читать статью.

        «Эта картина с неведомым прошлым, обнаруженная владелицей известной галереи, объявлена экспертом Джонатаном Гарднером подлинной. Знаменитая компания „Кристиз“ и аукционист Питер Гвел выставляют её на продажу…» Твой дружок лишится профессии и получит два года тюрьмы условно за сообщничество. Ты тоже лишишься своего драгоценного звания, но благодаря мне отделаешься всего пятью годами. Мои адвокаты постараются убедить присяжных, что главный организатор этого мошенничества — твоя любовница.

        С Джонатана было довольно. Он отвернулся от неё и пошёл к двери.

        — Подожди, не уходи, — сказала Анна с нервным смешком. — Позволь зачитать ещё несколько строчек, ты их герой, суди сам… «Благодаря авторитетному установлению подлинности, произведённому Джонатаном Гарднером, цена картины, предварительно оцениваемой в два миллиона долларов, может вырасти на аукционе в дватри раза».

        Анна поймала его в холле за рукав и принудила обернуться.

        — Мошенничество на сумму шесть миллионов долларов обойдётся ей в десять лет за решёткой.

        Есть ещё одна грустная для вас обоих новость: её ждёт женская тюрьма!

        Джонатан почувствовал, что его сейчас стошнит. Он заторопился вон из дома, чтобы согнуть ся над водосточным жёлобом. Анна похлопала его по спине:

        — Пусть тебя хорошенько вырвет, мой дорогой.

        Исторгни её из своего нутра. Соберись с силами, чтобы позвонить ей и сообщить, что вы больше не увидитесь, что все это — смешная мимолётная интрижка, что ты её не любишь. Мне хотелось бы при этом присутствовать.

        С этими словами Анна вернулась в дом. К Джонатану подошёл пожилой господин, выгуливавший собаку. Он помог ему сесть на землю и привалиться спиной к колесу машины.

        Лабрадору не понравилось состояние мужчины, оказавшегося на земле на одной с ним высоте. Он ткнулся в него мордой, щедро облизал ему ладонь. Старик велел Джонатану дышать глубже.

        — Небольшой приступ спазмофилии, — определил мистер Скардин обнадёживающим тоном.

        Вернувшись с прогулки, он сказал жене, что врач и на пенсии не перестаёт быть врачом.

       

* * *

       

        Питер целых полчаса дожидался его на террасе кафе, где они обычно встречались. Но стоило ему увидеть Джонатана, как от его раздражения не осталось и следа. Он вскочил, чтобы помочь другу сесть.

        — Что происходит? — спросил он с испугом.

        — Что происходит со всеми нами? — простонал Джонатан с потерянным видом.

        Битый час после этого он рассказывал Питеру, как за считаные дни расшаталась вся его жизнь.

        — Я знаю, что тебе надо сказать Анне! — не выдержал Питер. — «Дерьмо!» — вот что ты должен ей

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту