Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

76

в кофеварку воды, насыпала в фильтр кофе, нажала кнопку. Потом поставила на рабочий стол две чашки, достала из холодильника пакет с тостами, сняла с полки над раковиной две тарелки, положила на стеклянную маслёнку нож — все это в гробовом молчании. Единственными звуками были её звонкие шаги по плиточному полу. Снова открыв холодильник, она всётаки соизволила обратиться к Джонатану:

        — Кажется, ты всегда ешь на завтрак клубничный конфитюр?

        Джонатан хотел подойти к ней, но был остановлен угрожающим взмахом ножика для масла. Он уставился на двухсантиметровое лезвие с круглым кончиком.

        — Перестань, Анна. Нам надо поговорить.

        — Нет! — крикнула она. — Говорить не о чём!

        — Потвоему, было бы лучше, если бы мы признали свою ошибку через полгода или через год?

        — Замолчи, Джонатан, замолчи!

        — Анна, мы уже много месяцев ломаем эту комедию — готовимся к свадьбе, я старался, как мог, мне хотелось, чтобы мы любили друг друга, искренне хотелось! Но чувствам нельзя лгать.

        — А женщине, на которой хочешь жениться, лгать можно, да?

        — Я приехал, чтобы сказать тебе правду.

        — На каком этапе своей «правды» ты нашёл силы сделать это, Джонатан?

        — Вчера, когда я её осознал. Я каждый вечер звонил тебе из Лондона, Анна.

        Анна схватила сумку, открыла её и достала ещё один конверт с фотографиями, чтобы швырнуть их по одной Джонатану в физиономию.

        — Вот ты на террасе кафе во Флоренции, вот в такси на площади Согласия, вот в этом ужас ном английском замке, вот в ресторане в Лондоне… Все это — в один и тот же день? Только за позавчера?

        Джонатан посмотрел на фотографию Клары, упавшую к его ногам, и у него ещё сильнее сжалось сердце.

        — Давно ты устроила за мной слежку?

        — Как получила от тебя факс, в котором ты назвал меня «Кларой», так и устроила! Полагаю, её так зовут?

        Джонатан не ответил, и Анна перешла на визг.

        — Её зовут Кларой? Говори, я хочу слышать, как ты произносишь имя той, которая ломает мне жизнь! Что, трусишь?

        — Не Клара сломала наш союз, мы сделали это сами, без посторонней помощи. Мы оба любой ценой старались вести одинаковую жизнь, но наши тела уже не соприкасались.

        — Это утомление от приготовлений к свадьбе, Джонатан. Мы же не животные!

        — Анна, ты меня больше не любишь.

        — Можно подумать, что ты сходишь с ума от любви ко мне!

        — Я оставлю тебе дом, я уйду сам.

        Её взгляд был невыносим.

        — Ничего ты мне не оставишь, потому что не покинешь этих стен. Тебе не удастся просто так выскочить из нашей жизни, Джонатан. Свадьба состоится. В субботу 19 июня, ровно в полдень, хочешь ты этого или нет, я официально сделаюсь твоей женой и останусь ею, покуда нас не разлучит смерть.

        — Ты не можешь меня принудить жениться на тебе, Анна, как бы тебе этого ни хотелось.

        — Могу, Джонатан, поверь, могу!

        Неожиданно Анна присмирела, её взгляд стал другим, руки, до этого судорожно прижатые к груди, упали, морщины ярости на лице одна за другой разгладились. Она развернула на рабочем столе газету. На первой странице красовалась фотография: Джонатан и Питер.

        — Прямо поздравительная

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту