Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

70

Лувра. Приходите в семь часов. — И она оборвала связь.

        У Питера и впрямь исключительные связи, подумал Джонатан.

       

* * *

       

        В этот ранний утренний час Научнореставрационный центр музеев Франции был ещё закрыт. Джонатан и Клара спустились по лестнице в цокольный этаж крыла Лувра. Сильви Леруа ждала их за бронированным стеклом лаборатории. Она поднесла к считывающему устройству своё удостоверение, и дверь послушно ушла в стену. Джонатан поздоровался с ней за руку, она велела им следовать за ней.

        От сверхсовременной обстановки и атмосферы захватывало дух. С длинных металлических мостков можно было наблюдать днём за деловой суетой учёных, техников, реставраторов в залах внизу. В различных программах Центра было занято сто шестьдесят человек. Создатели новейших технологий — учёные Центра, хранители немалой части памяти всего человечества — посвятили жизнь анализу, идентификации, реставрации, сохранению, защите, описанию величайшего наследия человеческого духа.

        Необыкновенно опытным коллективам Научнореставрационного центра музеев Франции было чем гордиться, но деятельность их не сопровождалась громкой рекламой. При всём том банки данных, созданные ими за много лет, были признаны и использовались во всём мире. С ними сотрудничали многие европейские и национальные организации.

        В конце коридора гостей ждал Франсуа Эбрар, заведующий отделом станковой живописи. Он тоже приложил к прибору удостоверение. Тяжёлая дверь центра анализов медленно отодвинулась. Клара и Джонатан попали в одну из самых секретных лабораторий мира. По обеим сторонам коридора располагались большие залы, в центре его был лифт из стекла и стали, ведущий на верхний этаж. Сквозь стеклянные перегородки мерцали зелёные дисплеи бесчисленных мониторов. Джонатан и Клара вошли в зал с невероятно высоким потолком. Там стоял на рельсах гигантский фотографический аппарат с растяжным объективом. Бригада умелых специалистов поставила картину на мольберт и долго её изучала сектор за сектором. При всём совершенстве техники, бывшей в их распоряжении, они каждым своим движением подтверждали глубокое уважение к произведению искусства и очень старались не причинить ему даже микроскопического ущерба. Ответственный за съёмку окружил полотно светильниками. «Молодую женщину в красном платье» фотографировали сначала при прямом свете, потом при ультрафиолетовом и инфракрасном освещении.

        Такая съёмка должна была выявить рисунки под наружным слоем красок, исправления и поправки, внесённые, быть может, с течением лет. Инфракрасная спектрометрия не дала удовлетворительных результатов. Для проникновения в тайны картины требовалось сначала попытаться выделить её отдельные элементы. К полудню были взяты микропробы, соскобы не больше булавочной головки, подвергнутые затем газовой хроматографии. Умная машина выявляла отдельные молекулы, из которых складывалось изображение.

        Франсуа Эбрар изучал первые результаты обследования на терминалах компьютерной сети. Ещё несколько минут — и заработали принтеры. На глазах людей рождались все новые чертежи и графики. Один из специалистов тут же принялся их сравнивать.

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту