Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

68

а не за то, чтобы оно побило рекорд цен на аукционах!

        Сильви Леруа кашлянула, потом натянуто улыбнулась.

        — Полегче, все же меня вам порекомендовал Питер!

        — Клара сказала правду. Я эксперт, а не купец, — сказал Джонатан.

        — Я знаю, кто вы, мсье Джонатан, ваша репутация бежит впереди вас. Меня очень интересуют ваши труды, некоторые из них весьма мне пригодились. Я даже присутствовала на одной из ваших лекций в Майами. Там я и познакомилась с вашим другом Питером, у нас с ним был… поздний ужин, но встретиться с вами мне не довелось: вы уже уехали. Сильви Леруа встала и пожала руку Кларе.

        — Счастлива с вами познакомиться, — сказала она Джонатану, прежде чем удалиться.

        — Что теперь делать? — спросила Клара, как только закрылась дверь.

        — Учитывая, что мне нужны приборы для инфракрасной съёмки и для бокового освещения, плазменный спектрометр и электронный сканирующий микроскоп, думаю, что самое лучшее — это прогулка по Парижу. Я даже знаю, куда мы отправимся.

        Такси мчалось по набережным. С моста Трокадеро захватывающе смотрелась Эйфелева башня, усыпавшие её несчётные огни отражались в спокойной воде Сены. Мягкий летний вечер расцвечивала позолота на куполе Дома Инвалидов. Машина доставила их к Оранжерее. На площади Согласия одиноко брёл между двумя фонтанами какойто старик. Вода обильно изливалась из пастей статуй. Клара и Джонатан молча шли по набережной. Минуя сад Тюильри, Джонатан вспомнил по аналогии с деревьями слева от него сады Боболи.

        — В Бостоне мы будем гулять вдоль реки Чарльз? — спросила Клара.

        — Даю вам честное слово, — отозвался Джонатан.

        Они прошли перед Львиными воротами. Под ними, в подвалах Лувра, раскинулись научнореставрационные лаборатории музеев Франции.

       

* * *

       

        Сильви Леруа оставалось три шага, чтобы скрыться в подземелье метро, когда зазвонил её мобильный телефон. Она остановилась на ступеньках и полезла в сумочку. Голос Питера осведомлялся, чем она занимается без него в самом романтическом городе мира.

       

* * *

       

        Анна стояла перед мольбертом, нанося на свою картину последние мазки. Отступив на шаг, она залюбовалась совершенством сделанного. В следующую секунду она услышала настойчивый высокий сигнал. Положив кисть в глиняный горшок, она села за письменный стол у окна в глубине мастерской, набрала на клавиатуре компьютера свой персональный код, вставила в считывающее устройство цифровую карточку. На экране появилось изображение. На первом кадре Джонатан и Клара, стоя рядышком в галерее на Альбермарлстрит, любовались картиной; на втором, несмотря на недостаточное освещение и вызванный этим оранжевый оттенок картинки, Джонатан и Клара смотрели друг на друга с не вызывающим никаких сомнений выражением. На третьем они прогуливались в парке английского загородного имения. Вот они сидят за столиком за витриной кафе, вот стоят рядом под козырьком отеля «Дорчестер»… На шестом снимке Джонатан сидел у стойки бара в аэропорту, Клара — за столиком у окна, выходящего на лётное поле. Качество изображения было таким высоким, что можно было разглядеть даже эмблему компании на фюзеляже только

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту