Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

66

— Во всяком случае, это было не в его интересах, — согласился Питер. — Продажа повысила бы ценность его коллекции, поверь аукционному оцешцику!

        — Думаю, от его прежнего состояния давно уже ничего не оставалось, — заключил Джонатан.

        — Какими источниками ты пользуешься? — спросил заинтригованный Питер.

        — Это длинная история, старина, не думаю, что ты захочешь её слушать. Сэр Эдвард не был, скорее всего, тем джентльменом, каким мы с тобой его воображали. Тебе удалось чтонибудь узнать о его поспешном отъезде в Америку?

        — Очень мало. Но насчёт поспешности ты прав. Не знаю, что с ним произошло, но в той же статье рассказывается, что в вечер аукциона его лондонский дом разграбили. Полиция разогнала толпу из опасения, что она спалит дом. Сам сэр Эдвард никогда больше туда не возвращался.

        Накануне Питер побывал в архивах старого бостонского порта и изучил списки пассажиров эмигрантов из Англии того времени. Один бриг, вышедший из Манчестера, заходил перед пересечением Атлантики в Лондон. Дата его стоянки там примерно совпадала с временем отплытия сэра Эдварда.

        — На нашу беду, — продолжил Питер, — никакого Ленгтона на борту не оказалось, я трижды проверял. Зато я наткнулся на коечто забавное. Другая семья, сошедшая с этого корабля, записалась в книгах эмиграционной службы города под фамилией Уолтон.

        — Что в этом забавного? — спросил Джонатан, чиркая на листочке бумаги.

        — Ничего! Сам это ей расскажи. Всегда трогательно находить следы своего происхождения или корни своей дальней родни. Кажется, Уолтон — девичья фамилия Анны, твоей будущей супруги?

        У карандаша Джонатана сломался грифель. Друзья долго молчали. Питер несколько раз окликнул Джонатана, потом стал нажимать на кнопку громкой связи — Джонатан упорно молчал. Кладя трубку, Питер недоумевал: как Джонатан может утверждать, что картину завернули в одеяло?

       

* * *

       

        Джонатан и Клара покинули Лондон сразу после полудня. Питер договорился со своей парижской знакомой, та ждала их под вечер. Пока подлинность картины не была установлена, страховые компании не могли потребовать её охраны в дороге. В любом случае, для обеспечения должной охраны было слишком мало времени. Клара завернула картину в одеяло и сунула в кожаный футляр.

        Такси доставило их в маленький аэропорт прямо в Сити. Поднимаясь на эскалаторе в терминал, Джонатан мысленно восторгался фигурой стоявшей выше него Клары. Дожидаясь своего рейса, они присели в кафе над взлётной полосой. В окно видны были маленькие реактивные самолёты, с регулярными короткими интервалами отправлявшиеся в коммерческие полёты. Джонатан пошёл в бар, купить Кларе чтонибудь попить. Прислонившись к стойке, он подумал сначала о Питере, потом о Владимире, удивился, что толкает его на этот путь… Вернувшись за столик, он пристально посмотрел на Клару.

        — Я задаю самому себе два вопроса, — начал он. — Вы совершенно не обязаны на них отвечать.

        — Начните с первого! — предложила она, поднося к губам стакан.

        — Как к вам попали эти картины?

        — Они висели на стенах дома, когда его купила моя бабушка. Но «Молодую женщину з красном платье»

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту