Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

63

других посетителей.

        — Ну, показывайте свою диковину! — нетерпеливо произнёс он, приглашая их в рентгеновский кабинет.

        Джонатан снял упаковку, и Джек Сисел, друг Питера и большой любитель живописи, восторженно застыл перед «Молодой женщиной в красном платье».

        — Питер не преувеличил, — проговорил он, устанавливая рентгеновский стол горизонтально. — Я собираюсь побывать у него в Бостоне в сентябре, у нас там намечается медицинский конгресс. — Говоря, рентгенолог помогал Джонатану расположить полотно под аппаратом.

        Он обозначил маркерами зону съёмки, разместил под столом пластинку с плёнкой, выставил генератор перпендикулярно поверхности холста и подал гостям два коричневых фартука.

        — Обязательная защита! — объяснил он.

        Клара и Джонатан, неуклюжие в свинцовых фартуках, спрятались в стеклянной кабинке. Доктор Сисел в последний раз проверил свою технику и присоединился к ним. Нажатие кнопки — и яркий луч пронзил полотно слой за слоем, чтобы на итоговом негативе раскрылись некоторые его загадки.

        — Не дышите, второй снимок, — сказал доктор, меняя пластинку.

        Джонатан и Клара переминались в нетерпении, дожидаясь проявки. Доктор Сисел вернулся через четверть часа и вместо снимков бедренной кости и лёгкого повесил на светящееся табло те, что только что проявил. Вот они, рентгенограммы картины Владимира! Для любого эксперта или реставратора рентген картины — особенный момент. Рентгеновские лучи выявляют в полотне то, что прежде оставалось невидимым для человеческого глаза. Джонатан получил бесценные сведения о грунте, к которому прибег Владимир. Сравнивая эти снимки со снимками других картин того же художника, он мог обоснованно утверждать, что холст с «Молодой женщиной в красном платье» имеет тот же состав, что и холсты с другими картинами, созданными Рацкиным в Англии.

        Изучая снимки вблизи, Джонатан заметил коечто ещё.

        — Можно погасить в кабинете свет? — пробор мотал он.

        — Это единственные рентгеновские снимки, описать которые не в моих силах, — заметил Джек Сисел, направляясь к выключателю. — Надеюсь, покрайней мере, что вы оцените отменное качество их исполнения.

        Кабинет погрузился в темноту, единственным источником света осталось панно на стене. Сердца Клары и Джонатана забились в одинаковом учащённом ритме. Их изумлённым взорам открылись карандашные надписи на обеих сторонах холста.

        — Что это такое, что он хотел нам этим сообщить?

        — Я вижу только цифры и заглавные буквы, — откликнулась Клара с той же интонацией.

        — Я тоже. Но если бы я смог опознать его почерк, то это стало бы исчерпывающим доказательством.. — прошептал Джонатан.

        Доктор Сисел кашлянул в кулак у них за спиной. Пациенты в комнате ожидания теряли терпение. Джонатан забрал снимки, Клара снова завернула холст. Они прочувственно поблагодарили рентгенолога за помощь и, уходя, пообещали при первом же разговоре с Питером передать ему привет от доктора.

        Вернувшись в галерею, они сели к столу с подсветкой, за которым Клара обычно разглядывала диапозитивы. Остаток дня они посвятили изучению рентгеновских снимков. Клара тщательно перерисовывала

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту