Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

55

сразу схватил трубку и безошибочно опознал голос.

        — Что тебя привело к нам? — спросил Лоренцо с тосканским акцентом.

        — Как насчёт обеда? — ответил Джонатан вопросом на вопрос.

        — С тобой — всегда! Где ты остановился?

        — В «Савое».

        — Хорошо, встретимся через полчаса в кафе «Джилли».

        Терраса была переполнена, но Лоренцо знали во всех модных местах города. Официант обнял его, пожал руку Джонатану и без промедления их усадил, разгневав этим туристов, стоявших в очереди перед дверями. Джонатан вежливо отказался от меню, протянутого метрдотелем.

        — Мне то же самое, что ему!

        Друзья радовались встрече и болтали без умолку.

        — Итак, ты считаешь, что раскопал эту свою драгоценную картину?

        Я твёрдо в этом уверен, но мне необходима твоя помощь, чтобы моё мнение разделил весь остальной мир.

        — Почему твой проклятый художник не подписал эту картину?

        — Ещё не знаю. Для этого ты мне и понадобился.

        — Ты все тот же! Всегда был свихнутым! Ещё в Париже, на скамье Школы изящных искусств, ты мне все уши прожужжал своим Владимиром Рацкиным!

        — Ты тоже не изменился, Лоренцо.

        — Прошло целых двадцать лет, за это время мудрено не измениться.

        — Как Лючиана?

        — Попрежнему — моя супруга и мать моих детей. Сам знаешь, здесь, в Италии, семья — это свято. А ты женился?

        — Почти!

        — Вот я и говорю: ты ни капельки не изменился!

        Официант принёс счёт и две чашечки крепкого кофе. Джонатан полез за кредитной карточкой, но Лоренцо его опередил.

        — Позволь мне! Доллары в Европе больше ничего не стоят, разве ты не знал? Я отвезу тебя к Цеччи, их мастерские здесь, под боком. Возможно, там мы больше узнаем про пигменты, которыми пользовался твой русский. Они не меняют свои составы на протяжении столетий. Этот магазин — настоящая память нашей живописи.

        — Я знаю, что такое «Цеччи», Лоренцо!

        — Зато ты не знаешь никого из тех, кто там работает, а я знаю их всех.

        Они покинули пьяцца делла Република. Такси высадило их у дома 19 на виа делла Студио. Аоренцо назвал себя, пленительная брюнетка по имени Грациэлла встретила его с распростёртыми объятиями. Лоренцо шепнул ей на ухо пару слов, она пропела на это «si». Подмигнув Лоренцо, она повела обоих друзей в глубь магазина. Там их ждала ведущая вверх древняя лестница, застонавшая под их шагами. Грациэлла извлекла внушительный ключ, с лязгом отперла дверь и пригласила гостей на огромный чердак, куда не проникало ни лучика света. В стропила упирались бесконечные этажи полок с пыльными гроссбухами. Повернувшись к Джонатану, Грациэлла спросила почти без акцента:

        — В каком году здесь побывал ваш художник?

        — Между 1862 и 1865 годами.

        — Тогда идите за мной, конторские книги того периода хранятся чуть дальше.

        Найдя нужную этажерку, она медленно провела по ней пальцем и остановилась перед пятью потрескавшимися корешками.

        Она положила тяжёлые тома на стол. Здесь фигурировали все заказы, выполнявшиеся фирмой «Цеччи» в течение четырех веков.

        — Раньше чистые пигменты и масляные краски готовили прямо здесь, — начала объяснять Грациэлла. — На этих полках

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту