Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

43

левой стороны. Просторные лужайки по обеим сторонам дороги были ограждены длинными деревянными изгородями. Он добрался до развилки, обозначенной на плане, потом и до кабачка. Ещё два виража — и он въехал по узкой дорожке в густой лес. Несмотря на частые выбоины, он не снижал скорости. От его колёс летела во все стороны грязь, но это его только потешало. Скоро дорожка превратилась в аллею под раскидистыми деревьями. Он затормозил перед чугунной решёткой. За внушительными воротами он разглядел гравийный круг и пленительный английский домзамок. К главному входу с высокими стеклянными дверями по бокам вели три длинные каменные ступени. Клара в лёгком плаще, вооружённая секатором, шла к розам, густо разросшимся вдоль стены. Срезав несколько белых роз, она укоротила стебли, понюхала цветы и начала составлять букет. Она была ослепительно красива. Солнце, игравшее в небе в прятки, пронзило острым лучом тонкий облачный слой. Клара тут же сбросила на землю свой плащ. На ней оказалась тесная белая футболка, открывавшая плечи и подчёркивавшая её формы.

        Джонатан вылез из машины. Когда он подошёл к решётке, Клара исчезла в доме. Толкая левой рукой калитку, он увидел у себя на запястье часы, подарок Анны в честь помолвки. Золотой луч солнца, заглянувший в дом через застеклённую дверь, отразился от светлого паркета гостиной. Джонатан долго стоял неподвижно, прежде чем принять решение, которое, как он заранее знал, очень дорого ему обойдётся. Он вернулся к машине, сел за руль, дал задний ход. Возвращаясь в Лондон, он сердито колотил по рулю кулаком. Глянув на часы на приборной панели, он позвонил по мобильному телефону Питеру, сообщил, что едет прямиком в аэропорт, и попросил забрать из его номера вещи. Следующий звонок был в «Бритиш Эруэйз», для подтверждения полёта.

        Настроение его было сумрачным. Дело было даже не в несбывшейся многолетней мечте о картине, а в навязчивых мыслях о Кларе. Чем больше километров их разделяло, тем труднее было отделаться от её облика, стоявшего у него перед глазами. В Хитроу он сознался себе в том, не сознаться в чём было невозможно: он уже тосковал по Кларе.

       

5

       

        Питер нетерпеливо расхаживал по залу ожидания. Если бостонский рейс не задержится, они будут дома ещё до наступления вечера — Чего ты не понял? — спросил Джонатан друга.

        — Двадцать лет ты таскаешь меня по своим конгрессам, двадцать лет мы бродим по библиотекам, роемся в архивах, перелопачиваем тонну за тонной бумаг в поисках мельчайших проблесков, способных прояснить загадку твоего художника, двадцать лет только о нём и говорим — и ты отказываешься выяснить, существует ли эта картина?!

        — Пятой картины, вероятно, нет в природе, Питер.

        — Откуда ты знаешь? Ты же не удосужился побывать в замке! Она мне нужна, Джонатан, иначе партнёры вытолкают меня в шею. У меня ощущение, будто я — пленник аквариума, стенки которого всё сильнее пропускают воду!

        В Лондоне Питер пошёл на огромный риск. Ему удалось убедить Совет повременить с выпуском каталога именитой компании, что было равносильно сигналу для мира живописи о зреющей сенсации.

        Каталоги были периодическими изданиями

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту