Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

40

с третьей по счёту клятвой, которую она от меня потребовала! Я должна была обязаться всю жизнь за милю обходить все, что имеет отношение к миру живописи.

        — Действительно… — озадаченно протянул Джонатан. — Но почему? И что она обещала в обмен на все эти клятвы?

        — Завещать мне все своё состояние — поверьте, очень внушительное. Добившись от меня этих обещаний, она развернулась и покатила обратно.

        — В тот день вы не побывали в этом доме?

        — Какое там, даже из машины не вышли!

        — Вы продали имение?

        — Бабушка умерла, когда мне было двадцать два года. Я тогда чахла на третьем курсе химического факультета. В день её смерти я ушла с факультета. Церемонии погребения не было. Среди прочих причуд в её завещании была и такая: запрет нотариусу сообщать мне, где она покоится.

        После этого Клара, поклявшаяся, что больше никогда в жизни не прикоснётся к пробирке, поселилась в Лондоне и стала изучать историю искусств в Национальной галерее. Потом прожила год в Париже и там же закончила обучение в Школе изящных искусств.

        — Я тоже там был! — с воодушевлением сообщил Джонатан. — Вдруг мы встречались?

        — Невозможно! — Клара состроила недовольную гримасу. — Сожалею, что это от вас ускользнуло, но между нами несколько лет разницы.

        Джонатан со смущённым видом выпрямился на скамейке.

        — Я хотел сказать только, что читал там лекции.

        — Это другое дело! — рассмеялась Клара.

        Прошёл целый час, а они и не заметили. Осознали они другое: что со значением смотрят друг на друга — У вас уже бывало ощущение дежавю?

        — Со мной это часто случается. Но в данном случае удивляться нечему: мы с вами гуляли здесь только вчера.

        Я не об этом, — возразила Клара.

        — Если совсем начистоту, то если бы не боязнь сморозить недопустимую банальность и предстать перед вами полным болваном, я бы уже при первой нашей встрече в кафе спросил, не встречались ли мы раньше.

        — Не знаю, сходились ли наши пути раньше, — проговорила она, пристально глядя на него, — но иногда мне кажется, что мы давно знакомы.

        Она встала, и они зашагали прочь, к городским кварталам. В вечерней тиши угадывались мерные движения секундной стрелки, словно время тщилось удержать их на месте, на пустынной улице, в пелене мгновения, невидимой для всех, кроме их двоих. Едва не прикасаясь друг к другу при ходьбе, они каждым своим шагом в ногу творили новую невесомую вселенную. К ним приближалось чёрное такси. Джонатан посмотрел с грустной улыбкой на Клару и поднял руку. Машина затормозила рядом с ними, он открыл дверцу. Уже садясь, Клара обернулась и призналась ласковым голосом, что провела чудесный вечер.

        — Я тоже, — сказал Джонатан, глядя на носки своих ботинок.

        — Когда вы возвращаетесь в Бостон?

        — Питер завтра, а я не знаю. Она потянулась к нему:

        — Тогда до скорой встречи.

        И она поцеловала его в щеку. Это было их первым телесным соприкосновением. И впервые случилось невероятное.

        У Джонатана закружилась голова, земля ушла у него изпод ног. Он зажмурился, под веками рассыпались тысячи звёздочек. В странном помутнении разума его понесло неведомо куда. Клапаны

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту