Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

38

присутствующие. Она изучала меню коктейлей, он в это время разглядывал её. В свете свечи на стойке выделялись её скулы и рот. Джонатан дождался, пока отойдёт официант, и робко придвинулся к ней.

        Они заговорили одновременно, их голоса слились.

        — Сначала вы, — предложила Клара со смехом.

        — Вам замечательно идёт это платье.

        — Я перемерила целых шесть, потом чуть не передумала ещё раз уже в такси.

        — У меня было то же самое с галстуками… четыре раза.

        — В итоге на вас водолазка.

        — Результат нерешительности.

        — Я рада, что мы с вами ужинаем, — призналась Клара, в свою очередь затевая игру с миндальными орешками.

        — Я тоже, — сказал Джонатан.

        Клара обратилась к бармену за советом. Он порекомендовал прекрасное сансерское вино, но она продолжала сомневаться. Джонатана посетило вдохновение, и он брякнул:

        — Моя жена предпочитает красное.

        Клара округлила глаза, но быстро приняла игру, отдала меню Джонатану и заявила, что доверяет выбор мужу, который никогда не ошибается в том, что ей по вкусу. Джонатан заказал два бокала красного бордоского вина «помероль», и бармен отошёл, оставив их вдвоём.

        — Вы становитесь похожи на юношу, когда расслабляетесь. Вам идёт юмор.

        — Вы бы так не говорили, если бы знали меня юнцом.

        — А каким вы были?

        — Чтобы решиться рассмешить женщину, мне требовалось полгода.

        — Не то что теперь?

        — Теперь дело обстоит получше, с возрастом я обрёл уверенность в себе: три месяца — и готово! В обществе ведущей метеосводок я чувствовал себя гораздо раскованнее.

        — Постараюсь вам помочь. Поверьте, в вашем обществе мне очень легко, — выпалила Клара, зардевшись.

        В помещении было очень накурено, Кларе понадобился свежий воздух. Они вышли на улицу, Джонатан остановил такси, и покатили к набережным Темзы. Там они зашагали пешком по длинному тротуару вдоль неспешной реки. В спокойной воде отражалась луна, ласковый ветерок шевелил листву платанов. Джонатан расспрашивал Клару о её детстве. По причинам, о которых никто не мог ей поведать, её четырехлетней девочкой забрала к себе жить бабушка. С восьми лет она воспитывалась в пансионе. Ей всегда всего хватало, состоятельная бабка неизменно навещала её в день рождения. Клара навсегда запомнила тот единственный раз, когда бабка увезла её из школы в честь её шестнадцатилетия.

        — Странно, считается, что от первых лет жизни у нас не остаётся никаких воспоминаний, а мне врезался в память силуэт отца в конце нашей улицы. По крайней мере, я думаю, что это он. Он неуклюже помахал рукой, словно прощался со мной, потом сел в машину и уехал.

        — Может быть, это вам приснилось? — предположил Джонатан.

        — Возможно. Во всяком случае, я так и не узнала, куда он подевался.

        — Вы его больше не видели?

        — Никогда. Хотя всегда загадывала под Рождество это желание. Рождество было странным временем. Почти все девочки разъезжались к родителям, а я до тринадцати лет молилась Богу, чтобы меня навестили мои.

        — А потом?

        — Потом молитва сменилась на противоположную: чтобы меня не забирали из этого места, которое я превратила наконец в свой

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту