Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

36

отпирать галерею, они могут беседовать спокойно.

        — Надеюсь, я не прервал важный разговор? — спросил Питер, беря чашку Клары.

        — Почему такой встревоженный вид? — ответил Джонатан вопросом на вопрос.

        — Я постоянно убеждаюсь: заставь дурака молиться — он лоб расшибёт! Мои английские партнёры передумали: теперь они твердят, что раз Рацкин написал большую часть своих картин в Англии, то торги ими следует проводить в Лондоне.

        — Между прочим, Владимир был русским, а не англичанином!

        — Спасибо, об этом я им уже напомнил.

        — Что ты собираешься делать?

        — Ты хотел спросить, что я уже сделал? Я заявил: эти торги должны происходить там, где проживает крупнейший эксперт по Рацкину.

        — Неужели?

        — Между прочим, этот крупнейший эксперт — ты, дубина!

        — Мне нравится слышать это от тебя.

        — Беда в том, что совет не возражает оплачивать твоё проживание в Лондоне столько времени, сколько ты сам сочтёшь необходимым.

        — Как мило с их стороны!

        — Чего ты наелся за завтраком? Ты отлично знаешь, что это невозможно!

        — Почему же?

        — Потому что через три недели у тебя в Бостоне свадьба, а мой аукцион состоится через два дня после неё. Эта галеристка вскружила тебе голову, старина! Я очень за тебя тревожусь.

        — Они приняли этот довод?

        — Они страшные консерваторы, их раздражает моя спешка. Они предпочитают дождаться нашего возвращения.

        — А сам ты не думаешь, что так было бы лучше? Дополнительное время нам тоже не повредит.

        — Я думаю, что ты уже двадцать лет таскаешь меня по своим докладам, что Рацкин достоин крупных торгов и что на июньских аукционах собираются крупнейшие коллекционеры.

        — Тогда слушай, что думаю я. Первое: исключи тельными делают твои торги именно картины Владимира. Второе: ты боишься злых языков критики.

        Третье: как твой лучший друг я сделаю всё возможное, чтобы тебе помочь.

        Питер оглядел его с головы до ног.

        — Завидное хладнокровие!

        — Питер, давай говорить серьёзно. Если мне улыбнётся удача, если эта Последняя Картина приедет сегодня, мне потребуется на экспертизу много времени. А на мне висят ещё четыре отчёта.

        — Если удача улыбнётся НАМ, мы устроим аукцион десятилетия. На этом я тебя оставляю. Постарайся сделать так, чтобы уже в понедельник мы подписали контракт с очаровательной молодой женщиной из галереи напротив. Если этот аукцион выскользнет у меня из рук, моей карьере придёт конец. Все мои надежды — только на тебя.

        — Я постараюсь.

        — Только смотри, не перестарайся! Напоминаю: я твой свидетель на свадьбе, ты случайно не забыл?

        — Иногда ты становишься вульгарен, старик.

        — Это точно. Но как мне нравится слышать это от тебя!

        Питер похлопал друга по плечу и вышел из кафе. Джонатан дождался, пока он сядет в такси, и тоже встал изза столика.

        Остановившись на тротуаре, он стал наблюдать за Кларой через витрину. Она только что закончила устанавливать освещение над картиной, доставленной накануне. С озабоченным видом она спустилась со стремянки и пошла открывать ему дверь. Он ничего не сказал, только сверился с часами. До прибытия фургона оставалось

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту