Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

21

в закутке для персонала.

        — В котором? — спросил Джонатан, указывая наряд закрытых багажных отделений над креслами.

        Питер не ответил, и Джонатан, наклонившись к нему, убедился, что он уже спит. Он потряс друга за плечо — безуспешно. Повторять попытку он не стал. Будить Питера было бессмысленно — он отличался чрезвычайно крепким сном. Джонатан заглянул в багажное отделение прямо над их креслами и обнаружил там с десяток сумок и пальто. Разбирать всё это было бы слишком хлопотно, да и неприлично. Пришлось сесть, задыхаясь от гнева. В самолёте было темно. Промучавшись час, Джонатан включил лампочку индивидуальной подсветки и попробовал нашарить в кармане у спящего Питера его склянку. Друг от души храпел, привалившись к переборке, его правый карман оказался недосягаем.

        Ещё через шесть часов стюардесса снова ввезла в салон тележку с едой. Джонатан, весь полет мучавшийся от голода, с благодарностью принял завтрак. Стюардесса наклонилась, чтобы откинуть столик для Питера, тот проснулся и широко зевнул. При виде предназначенного ему завтрака он негодующе выпрямился.

        — Я же тебе сказал, что ужин за мной! — Он был готов истребить Джонатана взглядом.

        — Ещё одно слово — и при следующем пробуждении ты скажешь, глядя в окошко: «Надо же, лондонская больница Святого Винсента»!

        После этого Джонатан украл с подноса Питера булочку и круассан и тут же их проглотил, не обращая внимания на немое возмущение друга.

        Такси доставило их из аэропорта Хитроу в центр Лондона. В этот ранний утренний час Гайдпарк выглядел волшебно, заставляя забыть, что они угодили в самое сердце одной из крупнейших европейских столиц. Из тумана, ещё устилавшего просторные лужайки, торчали только верхушки столетних деревьев. Джонатан наблюдал из окна за двумя серыми в пятнах лошадками, трусившими по свежеподметенному песку аллеи для кавалеристов. Они миновали решётку ПринсГейт. Не было ещё восьми, но на площади МарблАрч машины уже не ехали, а ползли. Проехав по Парклейн, чёрное лондонское такси высадило их под козырьком отеля «Дорчестер» — у самого парка, в богатом районе Мейфэр. Друзья разошлись по своим номерам, потом Питер навестил Джонатана. Тот как раз переодевался и открыл Питеру дверь в белой рубашке и в клетчатых трусах.

        — Узнаю элегантность бывалого путешественника! — воскликнул Питер, входя. — Любопытно, чтобы ты напялил, если бы я затащил тебя в Африку?

        После перелёта я вконец измотан, — признался он,падая в глубокое кожаное кресло у окна.

        Джонатан, ничего ему не ответив, исчез в ванной.

        — Все ещё дуешься? — крикнул Питер ему вслед. Джонатан высунул голову в щель.

        — Я провёл конец своего уикэнда, глядя на твой сладкий сон в кресле самолёта. Не исключено, что за четыре недели до свадьбы мне грозит расставание с невестой. С чего бы мне дуться? — И он продолжил завязывать галстук.

        — Ты всегда натягиваешь брюки в последнюю очередь? — насмешливо спросил Питер.

        — Это чтото для тебя означает?

        — Ровным счётом ничего. Просто в случае потопа я предпочитаю выбегать из номера в коридор без галстука, а не без штанов.

        Джонатан испепелил его

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту