Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

20

ради скрепления законными узами союза со спутницей моей жизни.

        Джонатан надеялся, не слишком, впрочем, в это веря, что теперь Анна перестанет его мучить. Чтобы не помогать ей провоцировать ссору, он удалился с вещами в ванную, собирать туалетные принадлежности. Но она решительно последовала за ним и туда. Когда он, сняв с вешалки плащ, наклонился, чтобы её поцеловать, она сделала шаг назад.

        — Признайся, ты и сам понимаешь, что Питеру хватило бы наглости позвонить даже в утро свадьбы!

        Джонатан спустился вниз и там, уже взявшись за ручку входной двери, оглянулся и долго смотрел на Анну, оставшуюся со сложенными на груди руками на лестничной площадке.

        — Heт, Анна, он бы дождался утра понедельника, и тогда я бы его прикончил за то, что он не посмел позвонить.

        Выйдя, он сильно хлопнул дверью. Шофёру подкатившего такси велено было ехать к терминалу «Бритиш Эруэйз» аэропорта Логан. Город успело полить ливнем, по тротуару все ещё бежали потоки воды. Когда машина отъехала, на окнах в мастерской опустились деревянные жалюзи. Анна улыбалась.

       

3

       

        Питер дожидался Джонатана под табло посадки на рейс 776, провожая глазами последних пассажиров, исчезавших в рукаве. Джонатан положил руку Питеру на плечо, тот облегчённо обернулся и увидел, как растерян его друг.

        — Я все eщё ваш свидетель?

        — Если все пойдёт попрежнему, готовься к роли свидетеля на нашем разводе.

        — Как скажешь, я не возражаю. Только сперва изволь жениться, надо же соблюсти хронологию!

        Ответственный за посадку поманил их нетерпеливым жестом: все пассажиры уже находились на борту, ждали только их двоих. Питер выбрал кресло у иллюминатора. Едва Джонатан забросил свой чемоданчик на багажную полку, самолёт тронулся с места.

        Спустя час стюардесса, подошедшая к друзьям, услышала от Питера вежливый отказ от еды за обоих. В ответ на вопросительный взгляд Джонатана Питер заговорщически прошептал:

        — Не тревожься! Я выработал два приёма для улучшения состояния в долгих перелётах, им цены нет! Вопервых, качество еды: я побывал в твоём любимом итальянском трактире и накупил лакомств на целый пир! Меня мучило чувство вины изза твоей не съеденной лазаньи.

        — Это были баклажаны, — с досадой возразил Джонатан. — Где же твоё угощение? Я подыхаю с голоду!

        — У тебя над головой. Как только стюардесса укатит свою тележку с вакуумными подносами и задвинет за собой занавес, я достану восхитительные яства.

        — А второй приём?

        Питер вынул из кармана пузырёк с пилюлями и потряс им у Джонатана перед носом.

        — Вот он! — Он вытряс на ладонь две белые пилюли. — Чудоснадобье! Ты проснёшься, посмотришь в окошко и удивлённо скажешь: «Надо же, Лондон!»

        Но Джонатан отказался от предназначенного ему спасительного средства.

        — Напрасно! — Питер решительно забросил себе в глотку белую пилюлю. — Это не снотворное, а просто помощь засыпанию. Единственный побочный эффект — ты не замечаешь, как проходит полет.

        Джонатан не изменил своему решению. Питер прижался виском к щитку иллюминатора, и оба углубились в свои мысли. Старший стюард закончил своё дежурство и исчез

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту