Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

16

Джонатан, у меня нет ни матери, ни отца, мне никто не поможет все организовать. Когда я на тебя смотрю, у меня порой появляется чувство, что я выхожу замуж без твоего участия.

        — А у меня иногда возникает ощущение, что я женюсь на кольцах для салфеток!

        Анна прожгла его взглядом, забрала свой блокнот, встала и ушла с ресторанной террасы. Джонатан не пытался её удержать. Он дождался, пока не в меру любопытные соседи по ресторану отвернутся, потом спокойно продолжил еду. Потом он использовал свободный вечер, чтобы побродить по огромному магазину музыкальных дисков, задержался в магазине, с витрины которого к нему тянул рукава толстый чёрный свитер. Гуляя по улицам старого города, он пробовал дозвониться по мобильному телефону Питеру, но ему всякий раз отвечал автоответчик. Пришлось оставить другу сообщение. Позже он остановился у цветочной лавки, составил букет из пурпурных роз и пешком возвратился домой.

        В кухне Анна повязалась фартуком, подчёркивавшим её талию и приподнимавшим её декольтированную грудь. На букет, который Джонатан поставил на стол, она не обратила никакого внимания. Он взгромоздился на высокий табурет и стал с нежностью наблюдать за Анной, молча готовившей ужин. Её резкие движения выдавали холодную ярость.

        — Прости, — сказал он наконец, — я не хотел тебя обидеть.

        — Не прощу! Я хочу сделать эту церемонию незабываемой только для нас с тобой, я твоя женщина и я участвую в твоей карьере, представь себе! Не мне требуется внимание и уважение всех видных и состоятельных людей Восточного побережья. Вешая твои картины у себя в гостиных, они изъявляют желание любоваться на своих стенах отчасти и твоим успехом — Может, остановишь эту дурацкую пластинку? — не выдержал он. — Лучше ответь наконец, кто будет твоей свидетельницей? Давно пора решиться!

        Он встал, обошёл кухонный стол и попробовал её обнять. Анна отпихнула его.

        — Тебе должны завидовать, Джонатан, — не унималась она. — Для этого я крашусь, даже когда иду за покупками, для этого наш дом содержится в безупречной чистоте и порядке, а званые ужины здесь беспримерны! Топливо этой страны — зависть, так что не смей упрекать меня за излишнюю тягу к совершенству, просто я забочусь о твоём будущем.

        — Я не торгую картинами, Анна, я их оцениваю, — проговорил Джонатан со вздохом. — Наплевать мне на то, что думают другие! Раз уж мы женимся, я должен сделать важное признание: твой макияж меня мало волнует, по утрам, любуясь тобой, когда ты ещё не проснулась, я нахожу тебя бесконечно красивее, чем когда ты прихорашиваешься вечером. Утром, в нашей уютной постели, я смотрю на тебя, небоясь, что за нами подглядит ещё ктонибудь. Мне бы хотелось, чтобы с течением времени мы сближались все теснее, но в последние недели я вижу, наоборот, отчуждение.

        Она поставила бутылку вина, которую уже взялась откупоривать, и внимательно на него посмотрела. Он встал у неё за спиной, его ладони заскользили по её спине, потом по бёдрам, пальцы развязали фартук. Анна немного посопротивлялась и смирилась.

        Занималось холодное утро. Вчерашний спор утих ещё к ночи. Джонатан встал, собрал завтрак и отнёс поднос

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту