Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

9

пустели одновременно. Людской поток растекался по многочисленным барам и ресторанам комплекса. Центр имени Джеймса Л. Найта площадью тридцать тысяч квадратных футов был связан аллеей под открытым небом с отелем «Хайятт Редженси» с шестью сотнями номеров.

        После выступления Джонатана минул час. Все это время Питер не отрывал от уха мобильный телефон, а Джонатан не слезал с табурета у барной стойки. Он заказал «Кровавую Мэри» и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки. В глубине зала, освещённого бронзовыми светильниками, старый пианист наигрывал Чарли Хейдена. Джонатан наблюдал за сопровождавшим его контрабасистом. Музыкант прижимал к себе инструмент и шёпотом сообщал ему каждую очередную ноту, прежде чем её взять. На дуэт мало кто обращал внимание, хотя играл он божественно. Создавалось впечатление, что эти двое проделали вместе долгий путь. Джонатан встал и положил десятидолларовую бумажку в бокал на ножке, стоявший для этой цели на «Стейнвее». В благодарность контрабасист сухо щёлкнул струной на своём монументальном инструменте. Когда Джонатан вернулся к стойке, купюры в бокале уже не было, хотя дуэт не взял ни одной фальшивой ноты.

        На соседний с Джонатаном табурет села женщина. Они учтиво поздоровались. Серебристыми волосами она напомнила ему мать. Наша зрительная память запечатлевает родителей в одном возрасте, словно любовь запрещает нам помнить, как они старели.

        Женщина увидела на лацкане у Джонатана значок, который он забыл отстегнуть, прочла его имя и занятие — эксперт по живописи.

        — Какой период? — осведомилась она вместо того, чтобы представиться самой.

        — Девятнадцатый век. — Джонатан приподнял свой бокал.

        — Замечательное время. — Женщина сделала большой глоток бурбона из только что долитого барменом бокала. — Я посвятила ему большую часть своих изысканий.

        Заинтересовавшись, Джонатан вгляделся в табличку, висевшую у неё на шее. Оказалось, что перед ним участница симпозиума по оккультным наукам. Джонатан выдал покачиванием головы своё удивление.

        — Наверное, вы не из любителей гороскопов? — предположила соседка. Сделав новый глоток, она добавила: — Уверяю вас, я тоже!

        Она повернулась на табурете и протянула ему руку. На её безымянном пальце сверкнул бриллиант.

        — Старинная огранка производит более внушительное впечатление, чем истинный вес камня в каратах. Это фамильная драгоценность, я её особенно люблю. Я профессор, руковожу исследовательской лабораторией в Йельском университете.

        — С чем связана ваша работа?

        — С одним синдромом.

        — Новая болезнь?

        Она, хитро глянув на него, утвердительно кивнула:

        — Синдром дежавю!

        Эта тема всегда занимала Джонатана. Ощущение, будто нечто, что ещё только должно было наступить, уже пережито прежде, посещало его нередко.

        — Я слыхал, что наш мозг обладает способностью предвидеть будущее событие.

        — Наоборот, это одно из проявлений нашей памяти.

        — Но если нечто ещё не прожито, как же мы можем это вспомнить?

        — А кто вам сказал, что вы этого ещё не прожили?

        И она заговорила о предыдущих жизнях, не смущаясь изза почти насмешливого выражения на

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту