Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

3

от старого порта. Дверь на верхнем этаже вела с лестничной площадки в мастерскую со стеклянным потолком, где работала его подруга. Они с Анной Уолтон познакомились на вернисаже. Фонд, принадлежавший богатой городской коллекционерке, устроил выставку картин Анны. Любуясь её полотнами, он почувствовал, что каждое из них полно присущим ей самой изяществом. Её стиль принадлежал веку, которому он посвятил всю свою карьеру эксперта. Пейзажи Анны уходили в бесконечность; он тщательно подбирал слова, делая ей комплимент. Чувство такого признанного профессионала, как Джонатан, дошло до сердца молодой художницы, впервые выставлявшей свои работы.

        С тех пор они почти не расставались. Весной они поселились вблизи старого порта, в доме, выбранном Анной. Помещение, в котором она проводила почти все свои дни, а то и ночи, накрывал стеклянный фонарь. С утра его заливало солнце, создавая неповторимую, волшебную атмосферу. Весь пол, от стены из фальшивого белого кирпича до огромных окон, был застелен паркетом из широких белых планок. В коротких перерывах Анна любила выкурить сигарету, сидя на деревянном подоконнике и любуясь видом залива. В любую погоду она поднимала раму, легко ездившую вверхвниз на пеньковых тросах, и втягивала восхитительную смесь табака и приносимых с моря водяных брызг.

        У тротуара остановился «ягуар» Питера.

        — Кажется, приехал твой друг, — сказала она, услышав шаги Джонатана в мастерской.

        Он подошёл и обнял её, чтобы нежно поцеловать в шею. Её пробил озноб.

        — Ты заставляешь Питера ждать!

        Вместо ответа Джонатан стянул с Анны хлопковую блузку, почти обнажив ей грудь. С улицы раздались нетерпеливые гудки. Она мягко отстранилась.

        — Твой свидетель несколько надоедлив. Поезжай на свою конференцию. Чем скорее ты уедешь, тем быстрее вернёшься.

        Джонатан ещё раз обнял её и попятился к двери. Когда дверь закрылась, Анна зажгла новую сигарету. Из отъезжающей машины высунулась рука Питера, помахавшая ей на прощание. Анна со вздохом перевела взгляд на старый порт, куда в прошлом причаливали бесчисленные суда с эмигрантами.

        — Почему ты вечно опаздываешь? — спросил Питер.

        — На встречи с тобой?

        — Нет, к самолёту, к обеду или к ркину. Люди назначают время встречи, но ты у нас не носишь часов.

        — Ты — раб времени, а я сопротивляюсь неволе.

        — Когда ты несёшь подобную чушь своему психотерапевту, он, к твоему сведению, не слышит ни одного твоего словечка. Он в это время прикидывает, сможет ли купить на заплаченные тобой денежки машину своей мечты и какую — «купе» или «кабриолет».

        — Я не посещаю психотерапевта!

        — Советую начать. Как твоё самочувствие?

        — Лучше признайся, чем вызвано твоё бравурное настроение.

        — Ты читаешь тетрадки «Искусство и культура» в газете «Бостон глоб»?

        — Нет, — ответил Джонатан, глядя в окно.

        — Дженкинс и тот их читает! Эта пресса меня прикончит!

        — Неужели?

        — Так ты читал?

        — Разве что чутьчуть, — сказал Джонатан.

        — Помнится, в университете я тебя однажды спросил, спал ли ты с Кэтти Миллер, в которую я втюрился. «Самую малость», — ответил ты. Может, объяснишь

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту