Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

92

тебе сахар.

        Он повесил трубку и сел рядом с ней.

        – Себе ты ничего не заказал? – удивилась она.

        – Нет, я не хочу есть.

        Она расстелила на кровати полотенце и поставила на него принесенную еду. Съев одну ложку сама, она заставляла съесть другую Лукаса, тот не отказывался. В небе полыхнула далекая вспышка молнии. Лукас встал и задернул занавески, потом снова растянулся с ней рядом.

        – Завтра я придумаю, как нам от них сбежать, – пообещала София. – Должен же существовать какойто способ!

        – Ничего не говори, – прошептал Лукас. – Мне бы хотелось несчетных воскресений, полных восторгов, хотелось бы уверенности, что у нас впереди целая жизнь вместе, но нам ведь остался одинединственный день, и я хочу, чтобы мы провели его вдвоем.

        Полы халата на Софии начали расходиться, он снова их запахнул, она прикоснулась губами к его губам и прошептала:

        – Ангелу хочется падения…

        – Нет, София, крылышки, вытатуированные у тебя на плече, слишком идут тебе, я не хочу, чтобы ты их опалила.

        – А я хочу!

        – Не так, не так…

        Он нащупал выключатель лампы. София прижималась к нему все сильнее.

        В своей больничной палате Матильда тоже выключила свет. Еще этим вечером она засыпала над кроватью Рен… Колокола собора пробили двенадцать раз.

       

      И была ночь, и было утро…

       

ДЕНЬ ШЕСТОЙ

       

        Она на цыпочках подкралась к окну. Лукас еще спал. За занавесками вставало ноябрьское утро, сквозь туман просачивались солнечные лучи. Она оглянулась и застала Лукаса за потягиванием.

        – Ты спала? – спросил он.

        Она завернулась в халат и прижалась лбом к стеклу.

        – Я заказала тебе завтрак, они сейчас постучатся. Я иду собираться.

        – Это так срочно? – спросил он, ловя ее за руку и привлекая к себе. Она села на край кровати и запустила пальцы ему в волосы.

        – Знаешь, что такое Башер? – спросила она.

        – Звучит знакомо, гдето я, кажется, об этом читал… – проговорил Лукас, морща лоб.

        – Я не хочу, чтобы мы расставались.

        – София, нас настигает ад, у нас есть только сегодняшний день, нам некуда бежать. Останемся здесь и проживем вдвоем отпущенное нам время.

        – Нет, я им не подчинюсь. Я – не пешка на их шахматной доске, я хочу придумать не предусмотренный ими ход. В гуще невозможного всегда кроется невероятное.

        – Ты говоришь о чуде, а это не моя епархия…

        – Зато моя! – И она встала, чтобы открыть дверь официанту. Подписав счет, она закрыла дверь и сама прикатила столик на колесах на середину спальни.

        – Теперь я слишком далека от их мыслей, чтобы они могли меня услышать, – сказала она, насыпая в миску хлопья. Потом она опорожнила подряд три пакетика с сахаром.

        – Ты действительно не хочешь молока?

        – Нет, спасибо, с молоком слишком мягко, не хрустит.

        Глядя в окно на раскинувшийся вдалеке город, она чувствовала, как в душе у нее закипает злость.

        – Не могу смотреть на окружающие меня стены и знать, что теперь они проживут дольше нас, меня это бесит!

        – Добро пожаловать на Землю, София!

        Лукас встал и удалился в ванную, не до конца закрыв за собой дверь. София задумчиво отодвинула поднос, встала, прошлась по маленькой гостиной, вернулась в спальню, снова прилегла. Ее внимание привлек

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту