Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

84

для нее дверь, подождал, пока она усядется, сам сел за руль. Но «Форд» не тронулся с места.

        – Не смотри на меня так, я искренне огорчен, что не смог дойти до конца, – сказал он.

        Она глубоко вздохнула и задумчиво ответила:

        – Чтобы дерево выросло, нужно сто лет, а сгореть оно может в считаные минуты…

        – Не спорю. Что ты хочешь этим сказать?

        – Я перееду в твой дом. Ты сам отвезешь меня туда, Лукас.

        – Даже не думай!

        – Представь, я не только думаю об этом, я уже решила!

        – Я этого не допущу!

        – Я еду с тобой, Лукас, и точка.

        – Ничего у тебя не выйдет!

        – Ты сам мне говорил, что не надо себя недооценивать. Парадокс, конечно, но твои собратья встретят меня с распростертыми объятиями. Научи меня злу, Лукас!

        Он долго любовался ее несравненной красотой. Затерянная в безмолвии между двумя мирами, она бесстрашно настаивала на путешествии в неизвестность. Впервые желание пересиливало любые последствия, впервые любовь шла наперекор всему, что она раньше могла вообразить. Лукас тронулся с места и, набирая скорость, устремился в Даунтаун.

       

       

* * *

       

        Трясясь от волнения, Блез схватил телефонную трубку и пробормотал, чтобы его соединили с Президентом, вернее, чтобы предупредили, что он скоро будет у него. Он вытер ладони о штаны, вынул из диктофона кассету. Торопливо семеня на коротких ножках по коридору, Блез сильно смахивал на утку. Он постучал в дверь и сразу ввалился в кабинет Президента, который тут же предостерегающе поднял руку.

        – Молчи! Я уже знаю!

        – Я был прав! – не смог не похвалиться Блез.

        – Возможно, – признал Президент надменным тоном.

        От восторга Блез даже подпрыгнул и со всей силы ударил кулаком в ладонь.

        – Будет вам шах и мат! – ликующе провозгласил он. – Я все правильно рассчитал, Лукас – настоящий гений! Он перевербовал их элиту. Вот это победа! – Сглотнув, Блез продолжил: – Надо немедленно прервать процедуру, но для этого мне необходима ваша подпись.

        Люцифер встал и прошелся перед окном.

        – Мой бедный Блез, ты так глуп, что я иногда удивляюсь, каким образом ты вообще здесь очутился. Во сколько будет осуществлен наш контракт?

        – Взрыв назначен на семнадцать часов ровно, – доложил Блез, трепетно сверившись с часами. Чтобы отменить операцию, так тщательно подготовленную самим Блезом, оставалось сорок две минуты. – Нельзя терять ни секунды, Президент!

        – У нас полно времени, мы добьемся победы без малейшего риска. Мы ничего не изменим, кроме одного… – Сатана потер подбородок. – Ровно в пять часов мы вернем их обоих!

        – Как на это прореагирует наш противник? – спросил в смятении Блез.

        – Случайность есть случайность! Насколько я знаю, неожиданность – не мое изобретение. Готовь им прием, в твоем распоряжении всего сорок минут.

       

       

* * *

       

        Перекресток Бродвея и Колумбусавеню всегда был местом средоточия людского порока: здесь, вдали от чужих взоров, торжествовали наркотики, отчаявшиеся в жизни женщины и мужчины покупали и продавали человеческую плоть. Лукас затормозил перед устьем узкой темной улочки. Под полуразвалившейся лестницей сутенер преподавал молодой проститутке суровый урок с применением грубой кулачной силы.

        – Полюбуйся! –

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту