Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

81

вот, я бы с радостью тебе его показала. Но это не совсем обычные фотографии, их нужно смотреть при свете заката. Он лучше всего им подходит.

        – Как хотите, Рен.

        – Тогда я жду тебя к пяти часам. Не опаздывай, я на тебя надеюсь!

        – Я буду вовремя, обещаю!

        – А теперь брысь отсюда, оба, я уже достаточно вас задержала своими старческими россказнями. Осторожнее с пиджаком, Лукас, мужчина, носивший его, был мне дороже всех.

        Когда машина отъехала, Рен отпустила край занавески на окне и пробормотала себе под нос, поправляя стебли в одном из букетов на столе:

        – Даешь кров и пищу, а получаешь одно грязное белье!

        София и Лукас ехали по Калифорниястрит. На светофоре на пересечении с Полкстрит с ними поравнялась машина инспектора Пильгеса. София опустила стекло, чтобы с ним поздороваться. Полицейский слушал треск своей бортовой рации.

        – Небывалая неделя! Все словно с ума посходили: уже пятая драка в Чайнатауне! Я поехал, хорошего вам дня. – И инспектор сорвался с места.

        Машина полицейского под рев сирены свернула налево, их машина затормозила спустя десять минут у пристани № 80. Старый корабль попрежнему покачивался у берега на причальных тросах.

        – Возможно, я нашла способ помешать неотвратимому: взять с собой тебя! – заявила София.

        – Куда это? – с подозрением спросил Лукас.

        – К своим! Поехали, Лукас!

        – Каким образом? Милостью Духа Святого?

        – Когда не хочешь возвращаться к прежнему хозяину, то надо совершить диаметрально противоположное тому, чего от тебя ждут. Сделай разворот!

        – Ты читала мое личное дело? Думаешь, его можно превратить в ничто или переписать за двое суток? Неужели ты воображаешь, что твоя семейка встретит меня с распростертыми объятиями и наилучшими намерениями? Не успею я переступить через порог твоего дома, как на меня набросится орава стражников, чтобы выпроводить туда, откуда я явился. Сомневаюсь, что они отправят меня туда первым классом.

        – Я отдавала всю свою душу другим, убеждая их не смиряться с судьбой. Теперь моя очередь вкусить блаженства, мой черед побыть счастливой. Заслуженный рай – быть вдвоем, и я его достойна.

        – Ты требуешь невозможного, их сопротивление слишком велико, никогда они не позволят нам любить друг друга.

        – Хватило бы крохотной надежды, просто знака… Ты один можешь решить измениться, Лукас. Докажи им серьезность твоих намерений.

        – Как бы мне хотелось, чтобы так оно и было, чтобы это оказалось так просто!

        – А ты попробуй, прошу тебя!

        Оба замолчали. Лукас сделал несколько шагов в сторону огромной ржавой посудины. При каждом стоне швартовов, то натягивавшихся, то опадавших, «Вальпараисо» становился похож на зверя, пытающегося вырваться на свободу, уйти в синеву открытого океана.

        – Мне страшно, София…

        – Мне тоже. Позволь мне проводить тебя в мой мир, я буду помогать тебе делать каждый шаг, я угадаю твои сны, сотку твои ночи, я всегда буду рядом с тобой. Я сотру все начертанные судьбы, исцелю все раны. Когда тебя охватит ярость, я свяжу тебе руки за спиной, чтобы ты не причинил себе вреда, я залеплю твой рот поцелуем, чтобы заглушить твои крики. Все будет поновому. Если ты почувствуешь одиночество, то одиноко будет нам обоим.

       

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту