Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

80

пулями.

        – Выпивка всегда сопровождается у вас пальбой по птичкам?

        – Всегда, – подтвердил он, открывая дверь спальни.

        – Для бронежилета пиджачок скроен неплохо. Жаль, что портной забыл защитить плечи.

        – Я укажу ему на это упущение, не сомневайтесь.

        – Нисколько не сомневаюсь. Удачного пребывания в душе!

        Появилась Рен с газетой и с большим пакетом пирожных. То и другое она положила на стол, глядя на Матильду.

        – Приходится заботиться о завтраке в моем маленьком пансионе, надо же думать о будущей клиентуре! Где голубки?

        – В спальне! – Матильда закатила глаза.

        – Когда я ей сказала, что противоположность всему – ничто, она поняла меня буквально.

        – Вы еще не видели это животное с голым торсом!

        – Не видела, но в моем возрасте, знаешь ли, что мужчина, что шимпанзе – все едино. – Рен выкладывала сласти на большую тарелку, удивленно поглядывая на пиджак Лукаса. – Попроси их не ходить в химчистку на углу – я хочу пользоваться ею и дальше. Все, спускаюсь вниз!

        София и Лукас сели за стол, чтобы позавтракать вместе с Матильдой. Когда Лукас расправился с последней венской булочкой, Матильду снова устроили на ее кровати, в кухоньке навели порядок. София решила везти Лукаса с собой – ее день начинался в порту. Она взяла с вешалки плащ, Лукас с отвращением взглянул на свой обезображенный пиджак. Матильда высказала мнение, что рубашка с одним рукавом – это для их района чересчур оригинально. У нее в запасе имелась мужская рубашка, и она была не против одолжить ее Лукасу, но при условии, что тот вернет ее назад в прежнем состоянии. Он пообещал, что так и сделает, и поблагодарил Матильду за помощь. Через несколько минут, когда они уже были готовы выйти на улицу, их окликнула Рен. Глядя на Лукаса, она укоризненно качала головой.

        – Вы вправе гордиться своим телосложением, но так недолго и простудиться. Лучше не рисковать. Идите за мной!

        У себя она открыла старый шкаф. Деревянная дверь издала протяжный скрип. Порывшись, Рен достала пиджак на вешалке и протянула Лукасу.

        – Не первой молодости, конечно, но клетка никогда не выйдет из моды, к тому же ничто так не сохраняет тепло, как твид!

        Она помогла Лукасу надеть пиджак, который оказался словно на него сшит и пришелся совершенно впору. Покосившись на Софию, Рен сказала:

        – Лучше не допытывайся, кому он принадлежал, хорошо? В моем возрасте человек поступает со своими воспоминаниями так, как ему вздумается.

        Она вдруг поморщилась и схватилась за каминную полку, чтобы не упасть. София бросилась к ней.

        – Что с вами, Рен?

        – Ничего особенного, просто живот скрутило, не беспокойся!

        – Вы так побледнели! У вас очень изнуренный вид.

        – Я уже лет десять не загорала. Что до вида, то в моем возрасте часто просыпаешься уже уставшей. Не тревожься за меня!

        – Может быть, отвезти вас к врачу?

        – Только этого не хватало! Пусть все сидят по домам: врачи у себя, я у себя. Это единственное условие, при котором мне удается с ними ладить.

        Она помахала им рукой, словно говоря: «Не задерживайтесь, видно, что оба вы спешите!». Но София не торопилась ей подчиняться.

        – София…

        – Что, Рен?

        – Помнишь, тебе очень хотелось посмотреть один альбом… Так

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту