Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

78

ни выпало, я категорически запрещаю вам опускать руки. Если вы откажетесь от борьбы, то мир пошатнется – по крайней мере, мой!

        Дверь за ней захлопнулась. Лукас и София не проронили ни слова. Они услышали ее шаги по паркету гостиной. Уже со своей кровати Матильда крикнула:

        – Помнишь, я тебе говорила, что ты изображаешь из себя недотрогу, прямо ангелочка какогото? Как видишь, я не так уж ошибалась!

        Она решительно выключила настольную лампу. Во все темные окна дома просачивался сквозь занавески лунный свет. Матильда накрыла голову подушкой. У себя в комнате София прильнула у Лукасу.

        Через приоткрытое окно ванной комнаты было слышно, как колокола собора Божьей Милости раскатисто бьют двенадцать раз.

       

      И была ночь, и было утро…

       

ДЕНЬ ПЯТЫЙ

       

        Рассвет пятого дня застал обоих спящими. В открытое окно вместе с утренней свежестью проникали осенние ароматы. София прижималась к Лукасу. Стон Матильды нарушил ее тревожный сон. Она потянулась – и тут же замерла, вспомнив, что лежит не одна. Она медленно отодвинула одеяло и оделась в то, в чем была накануне. В гостиную она прокралась на цыпочках.

        – Тебе плохо?

        – Просто неудачная поза, приступ боли. Прости, я не хотела тебя будить.

        – Ничего страшного, я и не спала толком. Я напою тебя чаем.

        София шагнула в кухонный отсек. Матильда проводила ее хмурым взглядом.

        – Ты заработала горячий шоколад! – сказала ей София, открывая холодильник.

        Матильда отодвинула занавеску. Улица была еще пустой, только из одной двери выходил с собакой на поводке человек.

        – С радостью завела бы Лабрадора, но при одной мысли о том, что его придется каждое утро выгуливать, меня охватывает такая тоска, что впору садиться на внутривенный «Прозак», – сказала Матильда, отворачиваясь от окна.

        – Мы ответственны за того, кого приручили. Это не я придумала, – сказала София.

        – Молодец, что уточнила! Какие у вас планы?

        – Мы с ним знакомы всего два дня. Напоминаю, его зовут Лукас. Никаких планов.

        – Нет, так нельзя, когда люди вдвоем, у них обязательно должны быть планы.

        – Откуда ты это взяла?

        – Знаю, и все. Существуют представления о счастье, на которые нельзя покушаться. Это как детские картинки: раскрашивай, но ничего не меняй! Один плюс один равняется двум, двое – это пара, а пара – это совместные проекты. Так и никак иначе!

        София засмеялась. В кастрюльке поднялось молоко, она налила его в чашку, насыпала и медленно размешала растворимый шоколадный порошок.

        – Держи! Лучше пей и не болтай глупости. – Она сунула подруге в руки горячую чашку. – Где ты разглядела пару?

        – Вот несносная! Три года я только и слышу от тебя: «любовь», «любовь»! Что толку от твоих сказок, если ты сама в первый же день съемок отказываешься от роли сказочной принцессы?

        – Какая романтичная метафора!

        – Представь себе! Лучше иди и займись метафорами с ним. Предупреждаю, если ты ничего не сделаешь, я бесстыдно уведу его у тебя, вот только нога заживет!

        – Это мы еще посмотрим. Положение не такое простое, как кажется.

        – Ты видала когданибудь простые любовные истории? София, мне надоело видеть твое одиночество! Ты сама мне говорила: «Мы сами – творцы своего блаженства!»

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту