Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

75

столиков. Лукас выбрал столик в самой глубине, усадил ее и сел сам. Не открывая меню, поданное стариком в традиционном костюме, он вежливо, на безупречном китайском, попросил отвар, отсутствовавший в меню. Старик поклонился и исчез в кухне.

        – Либо вы мне объясните, что происходит, либо я ухожу! – сказала София.

        – Кажется, я получил предупреждение.

        – Так это была не авария? Предупреждение о чем?

        – О вас!

        – Почему?!

        Лукас набрал в легкие побольше воздуху и выпалил:

        – ПОТОМУ ЧТО ОНИ ПРЕДУСМОТРЕЛИ ВСЕ, КРОМЕ ОДНОГО: ЧТО МЫ С ВАМИ ВСТРЕТИМСЯ!

        София взяла из мисочки креветочный хвост и на глазах у изумленного Лукаса захрустела им. Он налил ей горячего чаю из принесенного стариком чайника.

        – Мне так хочется вам верить! Но что сделали бы на моем месте вы?

        – Встал бы и ушел…

        – Опять вы за свое!

        – …причем предпочтительно через заднюю дверь.

        – Вам хочется, чтобы я так поступила?

        – Именно! Только не оглядывайтесь! На счет «три» вскакиваем и убегаем за занавеску. Раздватри!

        Он схватил ее за руку и бесцеремонно поволок за собой. В кухне он распахнул плечом дверь, выходившую в маленький дворик. Чтобы преградить преследователям путь, он опрокинул мусорный бак, колеса которого противно заскрипели. София наконец поняла: в темноте вырисовывался силуэт, его тень была снабжена нацеленным на них автоматным дулом. У Софии было еще несколько секунд, чтобы понять, что их окружают три стены. Потом тишину разорвали пять выстрелов.

        Лукас толкнул ее и загородил собой. Она хотела его отпихнуть, но он прочно прижал ее к стенке.

        Первая пуля отрикошетила от стены и зацепила ему бедро. Вторая задела тазобедренную кость, у него подкосились колени, но он тут же выпрямился. Третья скользнула по ребрам, оставив длинный след. Четвертая ударила его в середину позвоночника, от этого у него перехватило дыхание, он с трудом его восстановил. Когда его настигла пятая пуля, то ему показалось, что его обожгло огнем: эта пуля вошла глубоко, и не куданибудь, а под левую ключицу.

        Стрелявшего как ветром сдуло. Эхо очереди стихло, теперь тишину нарушало только дыхание

        Софии. Она подпирала Лукаса собой, его голова лежала у нее на плече. Казалось, и с закрытыми глазами он продолжает ей улыбаться.

        – Лукас! – сказала она ему прямо в ухо. Он не ответил, она тряхнула его сильнее. – Лукас, бросьте дурачиться, откройте глаза!

        Теперь его можно было принять за спящего, за младенца, погруженного в невинное забытье. Ей стало страшно, но она взяла себя в руки. По ее щеке сползла слеза, в груди чтото невыносимо сжалось. К горлу подступила тошнота.

        – Этого не должно было случиться, ведь мы…

        – …уже мертвы… неуязвимы… бессмертны? Да! Худа без добра не бывает. Не правда ли? – Он выпрямился и стал почти что весел.

        София смотрела на него, не в силах разобраться в собственном состоянии. Он медленно приблизил лицо к ее лицу, она попыталась отстраниться, но губы Лукаса соприкоснулись с ее губами. Поцелуй оставил опиумный привкус. Она отшатнулась, глядя на его окровавленную ладонь.

        – Почему у тебя идет кровь?

        Лукас посмотрел на стекающую по руке струйку.

        – Это совершенно невозможно, этого тоже не предусмотрели, –

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту