Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

47

Ловко поддетый носком его башмака камешек семь раз подпрыгнул на воде, прежде чем кануть в глубину. Джуэлс поглубже засунул руки в карманы старых твидовых штанов и стал вглядываться в противоположный берег. Вид у него был не менее встревоженный, чем у моря, настроение и того хуже. От размышлений его отвлекла машина инспектора Пильгеса, устремившаяся от «Рыбацкой закусочной» в город с включенной на полную катушку сиреной. Очередная драка в Чайнатауне грозила перерасти в бунт, и к месту событий вызвали все патрули и экипажи. Джуэлс нахмурился, поворчал себе под нос и вернулся под арку. Там, усевшись на деревянный ящик, он погрузился в размышления: чтото не давало ему покоя. Газетный лист, принесенный ветром, оказался в лрке прямо перед ним Лист намок, и постепенно Джуэлс смог рассмотреть фотографию Лукаса на обратной стороне. По спине у него пробежал противный холодок.

       

       

* * *

       

        Официантка поставила на столик горячую миску с клешнями крабов. Лукас наполнил тарелку Софии, покосился на матерчатые манишки, поданные вместе с мисочкой для споласкивания пальцев. София отказалась повязываться, он тоже.

        – Не знаю, кому к лицу эти нагрудники… Вы не едите?

        – Боюсь, что нет, – призналась София.

        – Вы вегетарианка!

        – Поедать живых тварей всегда казалось мне непорядочным.

        – Ничего особенно, это в порядке вещей.

        – Всетаки чтото здесь не так…

        – Все обитатели земли едят друг друга, чтобы выжить.

        – Пусть так, но крабы не сделали мне ничего дурного. Мне очень жаль. – И она вежливо отодвинула тарелку, вид которой, судя по всему, вызывал у нее тошноту.

        – Вы ошибаетесь, это закон природы. Если бы пауки не питались насекомыми, то насекомые сами бы их пожрали.

        – Вот именно: крабы – все равно, что большие пауки, лучше оставить их в покое!

        Лукас обернулся и подозвал официантку, чтобы попросить десертное меню и в чрезвычайно вежливой манере сообщить, что с горячим они закончили.

        – Я не должна мешать вам есть, – сказала София, краснея.

        – Вы превратили меня в своего соратника по борьбе за права ракообразных!

        Он развернул десертное меню и ткнул пальцем в красочное изображение шоколадного мусса.

        – Вот этим мы навредим разве что самим себе. Лучше не считать калории: со счету собьетесь!

        Софии не терпелось проверить, правильно ли она угадала в Лукасе ангелаконтролера. Но он уклонился от ответа на вопрос, в чем заключаются его истинные обязанности. Хватало других, более интересных тем, которые ему хотелось с ней обсудить. Хотя бы такая: чем еще в жизни она занята, помимо соблюдения безопасности в торговом порту? Чему посвящает свое свободное время? София ответила, что «свободного времени» у нее нет: отработав в доках, она помогает различным ассоциациям, преподает слабовидящим, занимается престарелыми и детьми на больничной койке. Ей нравится их общество, между ними существует какоето волшебное единство… Только дети и старики видят то, чего не замечает большинство людей: состояние «взрослости» – потерянное время! Для нее старческие морщины – это красивейшие письмена жизни, по которым дети учатся читать свои мечты. Лукас смотрел на нее в восхищении.

        – Вы действительно все это делаете? Да.

        – Зачем?!

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту