Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

44

заказать его в номер. Сейчас я приму душ и исчезну.

        – Если тебя не затруднит, я бы предпочел, чтобы ты приняла душ у себя дома. Я страшно опаздываю!

        Эми была ошеломлена услышанным. Она бросилась в спальню, за разбросанными где попало вещами. Поспешно одевшись, она схватила туфли и засеменила по коридорчику к двери. Лукас высунулся из ванной.

        – Ты не дождешься кофе?

        – Кофе я тоже попью у себя. Спасибо за яблоко.

        – Не за что. Хочешь еще?

        – Нет, мне и так хорошо. Всего доброго!

        Она сняла цепочку с двери и повернула дверную ручку. Лукас подошел к ней.

        – Можно задать тебе вопрос?

        – Задавай.

        – Какие твои любимые цветы?

        – Лукас, у тебя бездна вкуса, только дурного. У тебя ловкие руки, я провела с тобой незабываемую ночь. На этом и закончим.

        Выйдя, она столкнулась с коридорным, принесшим заказанный завтрак.

        – Ты уверена, что не хочешь кофе? – спросил ее Лукас. – Его все равно уже принесли.

        – Уверена!

        – Будь умницей, ответь на вопрос про цветы! Эми глубоко вздохнула. Ей было все труднее сохранить невозмутимость.

        – Такие вещи не спрашивают у заинтересованного лица, это губит все удовольствие, неужели ты этого не знаешь, в твоемто возрасте?

        – Знаю, конечно, – ответил Лукас тоном надувшегося ребенка. – Но заинтересованное лицо – не ты!

        Эми чуть не сбила с ног коридорного, терпеливо ждавшего у двери конца разговора. Из глубины коридора до слуха мужчин донеслось:

        – Кактус! Можешь сам на него сесть!

        Оба молча проводили ее взглядом. Звонок оповестил о приехавшем лифте. Прежде чем его дверцы снова закрылись, Эми успела крикнуть:

        – И еще, Лукас, ты совершенно голый!

       

       

* * *

       

        – Ты всю ночь не смыкала глаз.

        – Я всегда мало сплю…

        – Чем ты взволнована, София?

        – Ничем!

        – Подруга умеет слышать даже невысказанное.

        – У меня завал работы, Матильда, даже не знаю, с чего начинать. Я боюсь, что не справлюсь, что не оправдаю ожиданий…

        – Первый раз вижу тебя неуверенной в себе.

        – Значит, мы становимся настоящими подругами. София пошла на кухню – вернее, шагнула в угол, служивший для кухонных целей, налила там воды в электрический чайник. Со своей кровати у окна гостиной Матильда наблюдала, как светает. Утро выдалось дождливым, небо затянули тоскливые тучи.

        – Ненавижу октябрь, – сказала она.

        – Чем он перед тобой провинился?

        – Этот месяц хоронит лето. Осенью все идет на убыль: сокращается день, прячется солнце. Никак не наступят холода, мы смотрим на свои свитера, но еще не можем их надеть. Осень – гадкое, ленивое время года, сырость, дождь и еще раз дождь!

        – Непонятно, кто не выспался: я или ты!

        Чайник завибрировал, щелкнул и успокоился. София открыла железную банку, взяла пакетик чая «Эрл Грей», налила в большую чашку кипяток и оставила чай настаиваться. Она собрала на подносе завтрак для Матильды, подняла с пола и отдала подруге газету, которую каждое утро совала ей под дверь Рен. Потом помогла подруге принять сидячее положение, взбила подушки и ушла к себе. Матильда подняла оконную раму. От всепроникающей влажности у нее сильно заболела нога, и она поморщилась.

        – Вчера вечером я видела мужчину, приславшего водяную

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту