Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

43

может назвать его верным собственной своеобразной логике.

        Рен похлопала ее по колену.

        – Эта встреча – не случайность. Ты в опасности, хотя сама этого еще не сознаешь. – Видя, что собеседница не совсем ее понимает, пожилая дама уселась поудобнее и продолжила: – Он уже проник в твои кровеносные сосуды и доберется до сердца. Он сорвет там чувства, которые ты так тщательно выращивала. Он будет кормить тебя надеждами. Любовное завоевание – самый эгоистичный из крестовых походов.

        – Помоему, Рен, вы сильно заблуждаетесь.

        – Нет, заблуждение – это то, что подстерегает тебя. Знаю, ты считаешь меня старой пустомелей, но ты сама скоро убедишься в моей правоте. Каждый день, каждый час ты будешь себя уверять, что твое сопротивление непреодолимо, ты будешь следить за своими манерами, за каждым своим словечком, однако желание его присутствия окажется сильнее наркотика. Так что не обманывай себя, это все, о чем я тебя прошу. Он поселится у тебя в голове, и ты заболеешь неизлечимым абстинентным синдромом. Не поможет ни разум, ни время – время вообще превратится в худшего твоего врага. Одна лишь мысль о том, чтобы его обрести, обрести таким, каким ты его воображаешь, позволит преодолеть худший из страхов – потерять его и саму себя. Это – труднейший выбор, к которому нас принуждает жизнь.

        – Зачем вы все это мне говорите, Рен?

        Рен рассматривала на полке корешок одного из своих альбомов. Глаза ее тосковали по прошлому.

        – У меня за "плечами долгая жизнь. Не делай ничего – или делай все. Не хитри и, главное, не иди на компромиссы…

        София перебирала бахрому ковра. Нежно глядя на нее, Рен погладила ее по волосам.

        – Выше голову! Иногда любовные истории завершаются хорошо. И довольно затертых слов! Я боюсь посмотреть на часы…

        София тихо закрыла за собой дверь и поднялась наверх. Матильда спала ангельским сном.

       

       

* * *

       

        Два хрустальных бокала с коктейлем «Маргарита» мелодично соприкоснулись. Удобно устроившись на диване в своем роскошном гостиничном номере, Лукас священнодействовал, смешивая коктейли. Он считал себя непревзойденным мастером этого дела. Эми поднесла бокал к губам. Взгляд ее выражал согласие. Он поведал сладчайшим голосом, что ревнует к крупицам соли у нее на губах. Она разгрызла их и показала язычок, язык Лукаса коснулся губ Эми и отправился дальше, забираясь все глубже…

       

       

* * *

       

        София не стала включать свет. Добравшись в темноте до окна, она приоткрыла раму, села на подоконник, устремила взгляд на кромку берега, омываемую морем. Ее легкие наполнились водяной пылью, принесенной дующим с океана ветром. В небе у нее над головой не было звезд.

       

      И был вечер, и было утро…

       

ДЕНЬ ТРЕТИЙ

       

        Лукас хотел натянуть на себя покрывало, но не нащупал его. Он приоткрыл один глаз, провел рукой по начавшей отрастать щетине на щеке. От сочетания табака и спиртного во рту остался мерзкий привкус. Будильник показывал 6:21. Рядом с собой он увидел пустую мятую подушку. Он встал и, в чем мать родила, побрел в гостиную. Эми, закутанная в покрывало, хрустела красным яблоком из корзины с фруктами.

        – Я тебя разбудила? – спросила она.

        – Можно сказать и так. Тут есть кофе?

        – Я позволила себе

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту