Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

33

одержать верх в пари.

        Старый Джуэлс чихнул в ладонь.

        – Ладно, чего там… Я с того и начал, что не принадлежу к утопистам. Так что ограничусь благодарностью за то, что подбросила!

        Бродяга вылез из машины и захромал к своему убежищу. Оглянувшись, он помахал Софии рукой.

        – Какие бы вопросы тебя ни мучили, доверяй своему инстинкту и делай то, что делаешь.

        София удивленно посмотрела на него.

        – Чем вы занимались, прежде чем оказаться здесь, Джуэлс?

        Но он исчез под аркой, не дав ответа.

        София заглянула в «Рыбацкую закусочную», чтобы повидаться с Манчей. Уже начался обеденный перерыв, но ей во второй раз за день необходимо было попросить когото об услуге. Бригадир докеров еще не притронулся к своей тарелке. София присела к нему за столик.

        – Почему вы не едите свою яичницу? Манча наклонился к ее уху.

        – Без Матильды кусок в горло не лезет. Все кажется безвкусным.

        – Как раз о ней я и собиралась с вами поговорить. Через полчаса София покидала порт в обществе бригадира и четверых докеров. Под аркой № 7 она резко ударила по тормозам. Она узнала мужчину в элегантном костюме, курившего рядом с Джуэлсом. Двое докеров, севшие к ней в машину, и еще двое, ехавшие за ней в пикапе, удивились, чего это она так тормозит. Она ничего не ответила и поехала дальше, в сторону Мемориального госпиталя.

       

       

* * *

       

        Фары новенького «Лексуса» загорелись в ту же секунду, когда он вкатился на подземную стоянку. Лукас торопливо направился к лестнице. Судя по часам, у него в запасе оставалось десять минут.

        Лифт высадил его на девятом этаже. Он сделал крюк, чтобы заглянуть к ассистентке Антонио Андрича и взгромоздиться без приглашения на край ее стола. Она, не поднимая головы, продолжала сновать пальцами по клавиатуре компьютера.

        – Кажется, вы полностью поглощены работой? Элизабет молча улыбнулась, не отрываясь от дела.

        – Между прочим, в Европе продолжительность рабочего дня установлена законом Во Франции даже уверены, что трудиться больше тридцати пяти часов в неделю вредно для творческого развития личности. Элизабет встала, чтобы налить себе кофе.

        – А если вы сами хотите работать больше?

        – Нельзя! Во Франции культ искусства жить, а не работы.

        Элизабет вернулась к своему дисплею и сдержанно заговорила:

        – Мне сорок восемь лет, я разведена, оба мои отпрыска учатся в университете, у меня собственная квартирка в Сосалито и миленький кондоминиум на озере Тахо, выплаты за который я завершу через два года. Честно говоря, я не считаю, сколько времени здесь провожу. Мне нравится мое занятие, оно устраивает меня гораздо больше, чем прогулки перед витринами и мысли о том, что я недостаточно трркусь, чтобы позволить себе то, что мне хочется. Что ао ваших французов, то напоминаю: они едят улиток! Мистер Херт у себя, вам назначено на четырнадцать часов. Сейчас как раз четырнадцать ровно, так что вперед!

        Лукас шагнул к двери.

        – Вы не пробовали чесночное масло, иначе так не говорили бы! – сказал он, оглянувшись.

       

       

* * *

       

        София добилась выписки Матильды из больницы. Матильда подписала условия, а София поклялась, что при первом признаке ухудшения немедленно отвезет ее обратно. Главный врач дал

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту