Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

25

связке автомобильных ключей он безошибочно нашел подходящий. Двигатель послушно заурчал.

        – Для разнообразия сойдет и зеленая японочка! – проворчал он, отжимая ручной тормоз.

        Часы свидетельствовали, что он опаздывает, поэтому пришлось прибавить газу. Бездомный по имени Джуэлс, сидевший на причальной тумбе, пожал плечами, проводив взглядом автомобиль и последний пузырь на воде.

       

       

* * *

       

        – Она выживет?

        В третий раз за вечер голос Лукаса заставлял ее вздрагивать.

        – Надеюсь, – ответила она, оглядев его с ног до головы. – Кто вы такой, собственно?

        – Лукас. Очень сожалею – и одновременно очень рад. – Он протянул руку.

        Впервые София почувствовала, до чего устала. Она встала и подошла к кофейному автомату.

        – Хотите?

        – Я не пью кофе, – ответил Лукас.

        – Я тоже, – созналась она, вертя пальцами монетку в двадцать центов. – Что вы здесь делаете?

        – То же, что и вы. Приехал справиться, как она.

        – Зачем? – спросила София, роняя монету в карман.

        – Чтобы написать отчет. Пока что в графе «пострадавшие» я поставил цифру «1». Теперь надо уточнить информацию. Терпеть не могу оставлять сегодняшние дела на завтра. Не выношу задержек.

        – Как и я…

        – Лучше бы вы приняли мое приглашение. Тогда ничего этого не произошло бы.

        – Не вы ли говорили недавно о такте? Занятное у вас представление о тактичности!

        – Ее выпишут поздно ночью. Вилка для утки в человеческом мягком месте – это страшное оружие. Там шитья на несколько часов, мы вполне успеем посидеть в кафе напротив. Приглашаю вас.

        – Никуда я не пойду.

        – Как хотите. Подождем здесь. Не очень приятное местечко, но если вы так предпочитаете… Тем хуже!

        Они просидели на скамейке спина к спине больше часа, прежде чем в коридор вышел хирург. Хлопка ладонями в латексе не прозвучало (хирурги снимают перчатки при выходе из операционного отделения и бросают их в предназначенный для этого бак). Матильда вне опасности, артерия цела, сканирование не выявило повреждений черепа, позвоночник тоже не тронут. У нее два перелома без смещений – руки и ноги, в нескольких местах пришлось наложить швы. Сейчас ей накладывают гипс. Осложнения возможны всегда, но хирург надеется, что обойдется без них. Тем не менее пострадавшей, по его мнению, полезно будет провести несколько часов в полном покое. Он будет признателен Софии, если она предупредит близких, что до утра пострадавшую нельзя будет навещать.

        – Это я запросто, – заверила его София. – Кроме меня, у нее никого нет.

        Она продиктовала дежурной по этажу номер своего пейджера. Выходя, она, не глядя на Лукаса, уведомила его, что изменений в протоколе не предвидится, после чего исчезла за турникетом приемного отделения. Лукас нагнал ее на безлюдной стоянке. Она искала ключи от машины.

        – Буду вам весьма признательна, если вы перестанете меня пугать, – сказала она ему.

        – Кажется, мы с вами неудачно начали, – проговорил Лукас сладким голосом.

        – Начали… что? Помявшись, Лукас ответил:

        – Допускаю, что иногда бываю прямолинеен. Но я искренне рад, что ваша подруга легко отделалась.

        – Глядитека, хоть в чемто мы совпадаем! Чего только на свете ни бывает! А теперь, если вы мне позволите отпереть

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту