Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

21

ужинали лицом к заливу, перед огромным окном, выходившим на Бичстрит. «Наш лучший столик!» – уточнил узкоглазый метрдотель с улыбкой, выставляя напоказ торчащие зубы. Вид был великолепный. Слева горделиво высились охровые конструкции моста «Золотые Ворота», соперничавшего красотой со своим серебристым оклендским собратом «БэйБридж», что всего на год старше его. Под защитой мола, не тревожимые порывами океанского ветра, медленно проплывали яхты под белыми парусами. Протянувшуюся до самой воды зеленую лужайку разрезали на аккуратные квадраты гравийные дорожки. По ним прогуливались вечерние прохожие, наслаждавшиеся атмосферой поздней осени.

        Официант поставил подругам на столик два фирменных коктейля и корзинку с креветками. «В подарок от заведения», – объяснил он и подал меню. Матильда спросила у Софии, часто ли та здесь бывает: цены показались ей высоковатыми для скромной слркащей. София ответила, что они – гостьи хозяина

        – Они провинились, а ты не стала составлять на них протокол?

        – Нет, просто оказала им несколько месяцев назад небольшую услугу, ничего особенного, уверяю тебя! – ответила София с искренним смущением.

        – Эти твои «ничего» мне все более подозрительны. Что за услуга?

        Както вечером София встретила хозяина ресторана в доках. Он гулял по пристани, дожидаясь, пока таможня пропустит груз посуды из Китая.

        Его печальный взгляд привлек внимание Софии, а когда он надолго наклонился, уставившись на грязную воду, она заподозрила худшее. Она подошла к нему, завязала разговор, и он в конце концов признался, что после сорока трех лет брака от него собралась уйти жена.

        – Сколько лет жене? – спросила заинтригованная Матильда.

        – Семьдесят два года!

        – В семьдесят два года люди еще осмеливаются разводиться? – поразилась Матильда, с трудом сдерживая смех.

        – Если ты сорок три года слушаешь мужнин храп, то от мысли о разводе трудно избавиться. Каждую ночь будешь об этом мечтать!

        – Ты помогла паре воссоединиться?

        – Я его уговорила сделать операцию, пообещав, что она ничем ему не грозит. Мужчины – такие неженки!

        – Думаешь, он бы действительно прыгнул в воду?

        – Он уже бросил туда свое обручальное кольцо! Матильда подняла глаза к потолку. Потолок в ресторане был впечатляющий, весь в витражах от «Тиффани». Изза него зал походил на молитвенный. София согласилась с ее суждением и подложила ей курицы. Матильда подперла рукой щеку.

        – История с храпом – правда?

        София посмотрела на нее и не удержалась от улыбки.

        – Нет!

        – Ага! Что же мы тогда празднуем? – спросила Матильда, поднимая свой бокал.

        София заговорила в самых общих чертах о повышении, которое получила утром. Нет, речь не о смене места работы и не о повышении зарплаты: не все ведь исчерпывается материальными соображениями! Если Матильда сделает над собой усилие и прекратит насмешничать, то она, быть может, сумеет ей растолковать, что бывают задания, приносящие нечто неизмеримо большее, чем деньги или власть: личные достижения в изощренной форме. Власть над самой собой – во благо, а не во вред другим – может доставить огромное наслаждение.

        – Да будет так! – подытожила Матильда со смехом.

        – С тобой, старушка, мне еще придется повозиться! –

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту