Леви Марк Лазаревич
(1961—н.в.)
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

20

по вечерам у меня перед глазами чаще бывало мутновато…

        – С этим покончено, все это уже позади, – сказала София.

        – Ты веришь в ощущение «дежавю»?

        – Может быть, а что?

        – Там, в баре, когда у него выпал стакан… У меня было впечатление, что он падает замедленно.

        – У тебя пустой желудок, свожука я тебя в азиатский ресторан, – решила София.

        – Можно задать тебе последний вопрос?

        – Конечно.

        – Тебе никогда не бывает холодно?

        – Почему ты спрашиваешь?

        – Потому что мне недостает только палочки во рту, чтобы выглядеть, как форменное эскимо. Немедленно закрой окно!

        «Форд» приближался к бывшей шоколадной фабрике на Жирарделлисквер. Выдержав несколько минут тишины, Матильда включила радио и уставилась на проносящийся мимо город. На пересечении Колумбусавеню и Бейстрит порт исчез из виду.

        – Потрудитесь приподнять руку, я должен вытереть прилавок!

        Хозяин «Рыбацкой закусочной» вывел Лукаса из оцепенения.

        – Простите?…

        – У вас под пальцами стекло, не дай Бог, поранитесь.

        – Не беспокойтесь за меня. Кто такая?

        – Интересная женщина – здесь это редкость.

        – За это мне и нравится ваш райончик, – сухо прокомментировал Лукас. – Вы не ответили на вопрос.

        – Вас интересует барменша? Сожалею, но сведений о своих работниках я не сообщаю. Приходите снова, ее саму и спросите, она заступает завтра в десять.

        Лукас хлопнул ладонью по стойке, и кусочки стекла раздробились на тысячи осколков. Владелец заведения отпрянул.

        – Плевать я хотел на вашу барменшу! Вам знакома та женщина, которая ушла вместе с ней?

        – Это ее приятельница, она работает в службе безопасности порта, вот все, что я могу вам сказать.

        Лукас проворным движением извлек у хозяина изза ремня тряпку и вытер свою ладонь, на которой, как ни странно, не оказалось ни царапины.

        После этого он бросил тряпку в мусорное ведро позади прилавка. Хозяин «Рыбацкой закусочной» прищурился.

        – Не беспокойся, старина, – сказал Лукас, глядя на свою невредимую руку. – Знаешь, некоторые ходят по углям, это такой же фокус. Мало ли на свете фокусов?

        И он направился к выходу. На крыльце закусочной он вынул крохотный осколок, вонзившийся между указательным и средним пальцем.

        Подойдя к кабриолету, он просунул внутрь голову и опустил рычаг ручного тормоза. Краденая машина медленно подъехала к краю пристани, немного покачалась и опрокинулась вниз. В момент, когда решетка радиатора соприкоснулась с водой, физиономия Лукаса озарилась бесхитростной детской улыбкой.

        Когда вода врывалась в салон через оставленное опущенным стекло, он испытывал ни с чем не сравнимую радость. Но больше всего его восхитили здоровенные пузыри, вырывавшиеся из выхлопной трубы, пока продолжал работать двигатель. Бульканье, с которым они лопались на поверхности, было неотразимым.

        Когда привлеченная водными похоронами автомобиля толпа провожала удивленными взглядами задние фонари «Камаро», уходившие в неспокойные глубины, Лукас был уже далеко: он бодро шагал, засунув руки в карманы.

        – Кажется, я наткнулся на редкую жемчужину, – пробормотал он себе под нос на ходу. – Если я не выиграю, будет дьявольски досадно.

       

       

* * *

       

        София и Матильда

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи
















Читать также


Произведения, проза
Поиск по книгам:



ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту